Введение

Обычной для исследователя является ситуация, когда он либо изучает некоторое явление с помощью надежного метода измерений, либо изучает свойства самого метода на основе эталонных явлений. Выборы законодательной и исполнительной власти в нашей стране, к сожалению, не укладываются ни в один из этих случаев. Надежность российских выборов как метода измерения вызывает большие сомнения, не позволяющие полагаться на их результаты при исследовании состояния общества. В то же время отсутствие понимания того, как устроено общество в разрезе его электоральной активности и политических предпочтений, не позволяет достоверно отделять волеизъявление избирателей от возможных фальсификаций.

С недавних пор положение дел, по крайней мере в Москве, начало меняться к лучшему, что, предположительно, связано с ростом протестной активности в конце 2011 – начале 2012 годов. Выборы 2012 и – особенно – 2013 гг. в столице проходили под усиливающимся общественным контролем. Статистический анализ их результатов позволяет ожидать существенного повышения достоверности последних. Эти изменения дают возможность ставить и решать задачи как по анализу факторов, влияющих на результаты выборов, так и по оценке объемов предполагаемых фальсификаций.

Сразу следует оговориться, что аспекты, связанные с применением административного ресурса на стадиях, предшествующих голосованию (недопуск «неправильных» кандидатов/партий к выборам, неравный доступ к средствам массовой информации, явная или скрытая поддержка «правильных» кандидатов/партий со стороны действующей власти, сдвиг даты выборов, лишающий оппозицию возможности провести полноценную предвыборную компанию, и т.п.), в настоящей работе не рассматриваются. Они лежат в сфере политологии и юриспруденции, тогда как предметом электоральной статистики является только само голосование и его итоги. Поэтому, когда речь заходит о фальсификации выборов, в настоящей работе имеется в виду искажение только волеизъявления избирателей.

Прежде чем переходить непосредственно к анализу данных, опишем исследуемый материал и поясним некоторые понятия.

Выборы и показатели

В настоящей работе рассматриваются результаты 12 выборов, проводившихся на территории Москвы за последние 14 лет [i]: выборы депутатов Государственной Думы в 1999, 2003, 2007 и 2011 гг., выборы Президента РФ в 2000, 2004, 2008 и 2012 гг., выборы мэра Москвы в 2003 и 2013 гг. и выборы депутатов Мосгордумы в 2005 и 2009 гг. Для выборов депутатов рассматривается только голосование по пропорциональной системе (за партийные списки), единое для всего города, но не по мажоритарной системе, осуществляемое в одномандатных округах (поэтому выборы депутатов Мосгордумы в 2001 г. из рассмотрения исключены).

Основными величинами, используемыми для анализа, являются явка – отношение числа проголосовавших избирателей (бюллетеней в урне) к числу избирателей, внесенных в списки, и абсолютный результат кандидата/партии – отношение числа поданных за него/нее бюллетеней к числу избирателей. Так же иногда используются относительный результат (именно он является официальным итогом выборов) – отношение абсолютного результата к явке и антирезультат – разность явки и абсолютного результата. Сосредоточение внимания на абсолютном, а не на относительном результате связано с тем, что если первый определяется (при проведении голосования и подведении его итогов без фальсификаций) только количеством избирателей, проголосовавших за кандидата/партию, то второй зависит – через знаменатель – также и от активности избирателей всех прочих кандидатов/партий, что затуманивает картину.

Избирательные участки

Избирательные участки, на которых осуществляется голосование, делятся на два существенно различных вида: обычные (по месту жительства избирателей) и спецучастки (по месту временного пребывания избирателей – следственные изоляторы, больницы, дома престарелых, воинские части, предприятия непрерывного цикла, корабли и т.п.). В 2013 г. из 3595 участков в Москве 3410 были обычными и 185 – специализированными.

Доля избирателей, зарегистрированных на спецучастках, сравнительно невелика. Ее наибольшие значения наблюдались на выборах в Госдуму в 1999 г. (2,5%) и 2003 г. [ii] (1,8%). В остальные годы она не поднималась выше 1,3%, сократившись в 2013 г. до 0,43%.

Далее, если явно не оговорено обратное, спецучастки будут исключаться из рассмотрения [iii]. Необходимость этого шага обуславливается радикальными отличиями социального портрета избирателя с одной и той же территории, голосующего там по месту жительства и по месту временного пребывания. Еще значительней оказываются различия в свободе выбора (в т.ч. и в отношении самого участия в голосовании) и в доступе к информации, позволяющей сделать его осознанно. Наглядное представление о различии в электоральном поведении избирателей, голосующих на обычных и спецучастках, дает табл. 1, представляющая результаты недавних выборов.

Таблица 1. Явка и относительные результаты на выборах мэра Москвы в 2013 г. в зависимости от вида участка

Участки

обычные

спец

все

Явка

31,86%

91,33%

32,1%

Дегтярёв М.В.

2,85%

3,87%

2,86%

Левичев Н.В.

2,78%

3,26%

2,79%

Мельников И.И.

10,71%

8,84%

10,69%

Митрохин С.С.

3,52%

2,98%

3,51%

Навальный А.А.

27,42%

12,94%

27,24%

Собянин С.С.

51,21%

64,70%

51,37%

Недействит.

1,51%

3,42%

1,53%

Особо хочется обратить внимание на почти трехкратную разницу в явке и более чем двукратную разницу в голосах, поданных за Навального, и доле недействительных бюллетеней. Первое объясняется меньшей свободой при принятии решения о голосовании, второе – ограниченным доступом к информации, не позволившим своевременно узнать быстро «раскручивающегося» кандидата, третье – повышенной долей людей с ограниченными физическими возможностями, из-за чего повышалась вероятность неумышленной порчи бюллетеней.

Повышение чистоты выборов

В результате возросшей активности гражданского общества и ответных шагов московских властей был реализован ряд мер, способствующих повышению прозрачности выборов и усложнению фальсификации их результатов.

В 2013 г. Штаб по наблюдению за выборами при Общественной палате добился полного закрытия в Москве ряда каналов потенциальной фальсификации, таких как досрочное голосование, дополнительные списки, спецучастки на предприятиях непрерывного цикла и в воинских частях, а также почти полной отмены голосования по открепительным удостоверениям. Все перечисленные способы волеизъявления, возможно, удобные для избирателя, являются также очень удобными и для фальсификатора, поскольку общественный контроль над ними затруднен. Кроме того, был обеспечен доступ общественных наблюдателей на спецучастки [iv] при больницах, чего раньше не было.

Рис. 1 демонстрирует изменение ширины некоторых каналов потенциальной фальсификации с течением времени. Обращает на себя внимание существенно меньшие ее значения для московских выборов по сравнению с федеральными, а среди последних – доминирование президентских выборов по сравнению с парламентскими. Это позволяет высказать предположение о централизованном создании этих каналов. На уровне Москвы они традиционно были у́же, что и стало одним из факторов, позволивших улучшить ситуацию.

Рис. 1. Каналы потенциальной фальсификации
Доли избирателей, зарегистрированных на участках по месту временного пребывания и проголосовавших по открепительным удостоверениям, рассчитаны относительно общего числа избирателей, внесенных в списки.

Другим механизмом противодействия фальсификациям является оснащение избирательных участков электронными урнами – комплексами обработки избирательных бюллетеней – коибами [v]. Это оборудование более-менее гарантирует совпадение того, что находится в урне, с тем, что будет указано в протоколе, тем самым уменьшая возможности фальсификаций если не при проведении голосования, то хотя бы при подведении его итогов. В 2011 и 2012 гг. коибы были установлены только на 250 участках Москвы, тогда как в 2013 г. это число увеличилось до 1 035. Четырехкратный рост коибатости также должен был способствовать чистоте столичных выборов [vi].

Коибами были оснащены все обычные участки ЦАО, ЮАО и ЮВАО (кроме района Некрасовка), а также участки г. Щербинка НАО [vii]. Вообще говоря, распределение коибов по территории города отнюдь не является случайным, так что коибатые и некоибатые результаты могут заметно различаться даже в отсутствие фальсификаций. Тем не менее, полезно их сравнить.

Как можно видеть из табл. 2., коибатые районы демонстрируют более высокие значения абсолютных результатов оппозиционных кандидатов, особенно – Навального, тогда как абсолютный результат кандидата власти – практически один и тот же. Заметим, впрочем, что из-за разницы в явке относительный результат Собянина на некоибатых участках оказывается на 2,0% пункта больше, чем на коибатых (50,6% против 52,6%), что может быть ошибочно воспринято как свидетельство фальсификаций, каковым, однако, не является, поскольку не связано с количеством голосов, поданных за этого кандидата.

Таблица 2. Явка и абсолютные результаты кандидатов на выборах мэра Москвы в 2013 г. в зависимости от наличия электронных урн

Участки

все

с коибами

без коибов

Разница

Явка

31,86%

32,23%

31,06%

1,17%

Дегтярёв М.В.

0,91%

0,91%

0,90%

0,02%

Левичев Н.В.

0,89%

0,90%

0,85%

0,05%

Мельников И.И.

3,41%

3,51%

3,20%

0,31%

Митрохин С.С.

1,12%

1,16%

1,02%

0,14%

Навальный А.А.

8,74%

8,92%

8,34%

0,57%

Собянин С.С.

16,32%

16,31%

16,33%

–0,02%

Недействит.

0,48%

0,51%

0,41%

0,10%

История московских выборов

Существуют весьма многочисленные исследования энтузиастов [viii], посвященные как разностороннему анализу статистических последствий предполагаемой фальсификации выборов, так и подробному описанию конкретных механизмов и форм, которые она принимала в различных местах в разные годы. Для целей настоящей работы, однако, нам будет достаточно общего представления о том, для каких лет официальные результаты московских выборов можно счесть наиболее и наименее достоверными.

Однородность результатов внутри районов

Наиболее простым и наглядным в этой связи представляется анализ однородности результатов по районам Москвы [ix]. Логично предположить, что внутри районов в силу их территориальной компактности население более однородно по своему социальному составу, электоральной активности и политическим предпочтениям, нежели в целом по городу. Однако в случае фальсификации [x] весьма вероятно увеличение неоднородности результатов из-за того, что очень трудно всюду фальсифицировать одинаково. Таким образом, большой разброс результатов внутри района служит основанием усомниться в достоверности цифр. Однако при этом неизбежно встает вопрос «сколько орехов – куча?», т.е. насколько большой разброс результатов следует считать признаком фальсификации. Чтобы ответить на него, рассмотрим весь массив выборов, проводившихся в столице за последние 14 лет.

Можно ожидать, что основным объектом фальсификации является результат кандидата/партии власти, каковой может увеличиваться как за счет переброса голосов, поданных за оппозицию [xi], так и за счет вброса дополнительных бюллетеней. В первом случае возрастает неоднородность только абсолютного результата лидера, а во втором – также и явки.

Для расчета неоднородности по каждым выборам внутри каждого района вычисляется средний результат и его стандартное отклонение для явки и абсолютного результата лидера, а после эти отклонения усредняются по районам. Все данные здесь и далее учитываются с весом, равным числу избирателей, включенных в списки. Полученные результаты представлены на рис. 2.

Рис. 2. Связь неоднородности явки и абсолютного результата лидера по районам Москвы для выборов разных лет
Выборы 1999–2003, 2005, 2012 и 2013 гг. образуют тесный кластер высокой однородности, тогда как выборы 2008–2011 гг. демонстрируют высокую неоднородность.
Опережающее нарастание неоднородности результата по сравнению с явкой связано с тем, что результат может быть фальсифицирован бо́льшим числом способов, нежели явка.

Как можно видеть, для большинства выборов неоднородность явки близка к 4%, а абсолютного результата кандидата/партии власти – к 3%. Логично предположить, что такой уровень неоднородности характерен для честных выборов, а его превышение может обуславливаться фальсификацией их результатов. Двух-трехкратное превышение этих показателей в 2011 г. исчерпывающе характеризует чистоту последних выборов в Государственную Думу, тогда как последовавшие за ними выборы 2012 и 2013 гг. не вызывают сомнений. Далее мы проверим чистоту выборов 2013 г. другим способом, что позволит нам и выборы 2012 г. считать честными.

Значения неоднородности явки и абсолютного результата лидера сильно коррелированы, поэтому не существенно, какая из этих характеристик рассматривается. Далее будем говорить просто о неоднородности. Примечательно, что к двум последним выборам из более ранних по ее уровню наиболее близки выборы 2000 г., т.е. рассматриваемый временной диапазон позволяет проследить весь процесс развития фальсификаций, нарастание которых оказывается немонотонным.

Из выборов 2008 и 2009 гг., по неоднородности непринципиально отстающих от выборов 2011 г., сильнее фальсифицированы более ранние. Выборы 2004 и 2007 гг. тоже вызывают подозрения, однако однозначных выводов об их нечестности сделать уже нельзя. А вот прошедшие между ними выборы 2005 г., равно как и предшествовавшие им выборы 2003 г., с точки зрения неоднородности оказываются вполне честными. Легко заметить, что фальсифицированность выборов федерального уровня усиливается быстрее, чем регионального, что позволяет высказать ряд гипотез о ее природе.

Корреляция результатов разных выборов по районам

Социальный состав жителей района, их электоральная активность и политические предпочтения, как правило, изменяются медленно [xii], поэтому можно предположить, что некоторые характеристики, измеряемые с помощью процедуры выборов, должны демонстрировать высокую корреляцию для выборов разных лет.

Каждая значительная политическая сила имеет определенный «ядерный» электорат, который неизменно поддерживает ее на всех выборах, а также – некоторое количество нестойких сторонников, которое меняется от выборов к выборам в зависимости от их уровня и политической обстановки. То же самое касается и суммарной поддержки всех политических сил, т.е. явки. Если считать, что изменения настроений нестойкой части электората происходят более-менее одинаково для всех районов, то результаты выборов разных лет должны быть связаны линейной зависимостью.

Среди участвующих в выборах сил основное внимание привлекает, разумеется, лидер, которым на протяжении всего рассматриваемого периода времени является кандидат/партия власти. Неожиданным образом оказалось, что такие характеристики, как абсолютный результат лидера и явка слабо коррелированы. По всей видимости, даже на тех выборах, результаты которых не подвергались прямым фальсификациям, существенную роль играли манипуляции общественным мнением на этапе предвыборной кампании, по-разному сказывавшиеся на электоральной активности жителей разных районов. Значительно лучше коррелированы антирезультаты лидера и его относительные результаты. В первом случае избыточная мобилизация электората власти, обусловленная использованием административного ресурса, компенсируется вычитанием, во втором – делением.

Коэффициенты детерминации для линейных регрессионных моделей, связывающих указанные характеристики, представлены в табл. 3 и 4. Заметим, что здесь для построения регрессионных зависимостей минимизируется среднеквадратичное отклонение не по ординате, а в перпендикулярном направлении. Данный метод применяется в том случае, когда значения объясняющей и объясняемой переменных подвержены одним и тем же погрешностям. Для такой регрессии, называемой регрессией Деминга, при смене ролей переменных угловой коэффициент просто заменяется обратным значением, зато коэффициент детерминации оказывается зависящим от того, какая из переменных выбрана в качестве объясняющей.

Таблица 3. Взаимная детерминация (по Демингу) антирезультатов лидера на выборах разных лет (отсортированы по убыванию достоверности)

R2

2013-ММ

2012-П

2000-П

2003-ГД

2003-ММ

2005-МГД

2007-ГД

1999-ГД

2004-П

2008-П

2009-МГД

2011-ГД

2013-ММ

 

86%

76%

71%

63%

63%

57%

45%

32%

<0%

10%

<0%

2012-П

86%

 

77%

74%

60%

53%

60%

43%

28%

<0%

12%

<0%

2000-П

76%

77%

 

83%

72%

63%

53%

60%

35%

<0%

3%

<0%

2003-ГД

74%

76%

84%

 

81%

67%

55%

65%

50%

<0%

9%

<0%

2003-ММ

61%

57%

71%

80%

 

64%

38%

60%

28%

<0%

<0%

<0%

2005-МГД

64%

55%

65%

64%

67%

 

47%

41%

33%

<0%

6%

<0%

2007-ГД

60%

62%

56%

51%

49%

49%

 

34%

15%

<0%

10%

<0%

1999-ГД

42%

38%

59%

60%

61%

33%

18%

 

30%

<0%

<0%

<0%

2004-П

16%

7%

23%

31%

26%

10%

<0%

21%

 

<0%

<0%

<0%

2008-П

<0%

<0%

<0%

<0%

0%

<0%

<0%

0%

0%

 

30%

<0%

2009-МГД

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

<0%

 

<0%

2011-ГД

24%

32%

20%

11%

10%

6%

21%

13%

4%

4%

23%

 

Таблица 4. Взаимная детерминация (по Демингу) относительных результатов лидера на выборах разных лет (порядок выборов – тот же, что и для табл. 3)

R2

2013-ММ

2012-П

2000-П

2003-ГД

2003-ММ

2005-МГД

2007-ГД

1999-ГД

2004-П

2008-П

2009-МГД

2011-ГД

2013-ММ

 

76%

75%

69%

56%

41%

9%

36%

55%

<0%

<0%

<0%

2012-П

73%

 

77%

78%

60%

38%

<0%

30%

51%

<0%

<0%

<0%

2000-П

70%

76%

 

82%

58%

50%

<0%

29%

57%

<0%

<0%

<0%

2003-ГД

67%

79%

83%

 

80%

51%

<0%

45%

55%

<0%

<0%

<0%

2003-ММ

44%

60%

62%

79%

 

38%

<0%

47%

30%

<0%

<0%

<0%

2005-МГД

49%

56%

64%

59%

56%

 

47%

28%

52%

<0%

<0%

<0%

2007-ГД

30%

36%

36%

27%

24%

47%

 

11%

48%

24%

<0%

<0%

1999-ГД

<0%

<0%

<0%

0%

20%

<0%

<0%

 

<0%

<0%

<0%

<0%

2004-П

44%

53%

62%

49%

33%

32%

21%

30%

 

<0%

<0%

<0%

2008-П

8%

9%

14%

3%

1%

9%

33%

1%

17%

 

49%

<0%

2009-МГД

9%

12%

13%

7%

2%

15%

21%

0%

15%

56%

 

16%

2011-ГД

4%

5%

4%

2%

0%

6%

12%

1%

10%

22%

26%

 

Как можно видеть, данный метод позволяет расположить по чистоте выборы разных лет примерно в том же порядке, что и предыдущий. Единственная разница касается выборов 1999 г., для которых корреляция с выборами, которые можно считать более-менее честными, хуже, чем для выборов 2005 и 2007 гг. Можно предположить, что это связано с незавершенным на тот момент строительством партии власти [xiii].

В остальном же ранее полученные результаты подтверждаются. Для дальнейшего нам будут важна лишь экстремальная искаженность результатов выборов 2011 г. и предположительная честность выборов 2012–2013 гг. в Москве.

Выборы мэра Москвы в 2013 г.

Имея в качестве нулевого приближения утверждение об относительной честности выборов 2013 г., рассмотрим их более подробно [xiv].

Наблюдатели и достоверность

Рост гражданской активности населения привел к появлению большого числа обученных наблюдателей. Они присутствовали на значительной части избирательных участков, следя за отсутствием нарушений в ходе голосования и оперативно передавая в общий центр (т.н. SMS-ЦИК) его результаты после подведения итогов. Для повышения достоверности собираемых результатов осуществлялась предварительная аккредитация телефонных номеров наблюдателей (как от общественных организаций, следящих за чистотой выборов, так и в индивидуальном порядке). Далее рассматриваются только данные, полученные с аккредитованных номеров.

Аккредитованными наблюдателями было покрыто 2115 из 3595 избирательных участков (обоих классов), охватывающих 61,6% электората. При условии репрезентативности или хотя бы случайности выборки покрытых участков такого ее объема вполне достаточно для оценки результатов с погрешностью не хуже 0,1% пункта. Совпадение явки оказалось как раз на уровне этой точности (32,24% по данным наблюдателей против официальных 32,12%). Однако расхождение относительных результатов основных кандидатов было на порядок больше: –1,38%  пункта для Навального (28,62% против 27,24%) и +1,63% пункта для Собянина (49,74% против 51,37%), что породило подозрения в фальсификации результатов выборов, осуществленной с целью недопущения второго тура.

Как можно видеть на рис. 3, чем больше доля избирателей, голосующих на участках, покрытых наблюдателями, тем ниже официальный результат кандидата власти и выше результат основного оппозиционного кандидата, что, казалось бы, подтверждает предположение о фальсификациях.

Рис. 3. Связь относительного результата основных кандидатов на пост мэра Москвы с долей избирателей, зарегистрированных на участках с достоверным результатом
Данные представлены по районам города. Размер точки показывает списочное число избирателей с градациями на 10, 20, 50 и 100 тыс. чел. Спецучастки сохранены.

Зависимость относительных результатов основных кандидатов от покрытия аппроксимируется формулами:

Навальный (отн.) = (18,9±1,0)% + (0,149±0,017)•Покрытие,

Собянин (отн.) = (62,1±1,3)% – (0,193±0,023)•Покрытие,

экстраполяция которых к полному покрытию дает относительные результаты Навального и Собянина в 34% и 43% соответственно, куда сильнее отличающиеся от официальных, чем цифры, зафиксированные самими наблюдателями. Такое расхождение может быть объяснено только существенно неслучайным распределением наблюдателей по участкам.

Логично предположить, что политические симпатии населения влияют на активность наблюдателей. Именно оппозиционно настроенные избиратели боятся, что их голоса могут быть украдены, в силу чего проявляют более высокую гражданскую активность, в т.ч. идут наблюдателями на участки. Но идут они, как правило, на участки, расположенные вблизи от их места жительства. Тем самым, покрытие участков наблюдателями оказывается изначально коррелированным с уровнем поддержки оппозиционных кандидатов.

Рис. 4 позволяет убедиться, что внутри района результат каждого кандидата слабо чувствителен к наличию или отсутствию наблюдателей. Вместе с тем, имеется некоторое число участков, на которых без наблюдателей результат Навального оказывается чуть ниже, а результат Собянина – чуть выше, чем на участках того же района при наличии наблюдателей. Этот эффект может быть связан как со значительной социальной неоднородностью электората в этих районах, так и с фальсификациями, которые не смогли предотвратить отсутствующие наблюдатели.

Рис. 4. Связь результатов кандидатов на пост мэра Москвы на покрытых и не покрытых наблюдателями участках
Точки группируются вдоль диагонали, соответствующей независимости результата от наличия наблюдателей.
Данные представлены по районам города. Размер точки показывает списочное число избирателей в наименьшей из частей района (покрытой или непокрытой) с градациями на 5, 10, 20 и 40 тыс. чел. Спецучастки сохранены.

В пользу второй версии говорит то обстоятельство, что большая часть районов, где наблюдается максимальное расхождение результатов, характеризуется сравнительно высокими результатами Навального и низкими – Собянина.

Примем вторую версию за рабочую гипотезу и оценим возможный масштаб фальсификаций, полагая, что в каждом районе на непокрытых участках абсолютный результат каждого кандидата (а значит, и явка) в действительности были такими же, как и на покрытых участках. При этом будем использовать только те результаты от аккредитованных наблюдателей, которые совпали с официальными. Это позволяет исключить неоднозначность в вопросе, каким цифрам доверять в случае их расхождения, ценой сокращения доли покрытого электората до 54,7% (54,8% на обычных участках).

Чем меньшее количество участков района покрыто наблюдателями, тем ниже для него надежность реконструкции абсолютных результатов. Поэтому для районов, где количество участков меньше некоторого порога, уместно отказаться от реконструкции. Рассматривались значения порога от 1 до 6, при которых число таких районов варьировалось от 3 до 16. Для них можно либо брать официальные результаты с непокрытых участков, либо вообще исключать такие районы из рассмотрения. Разница между этими подходами весьма невелика, если нас интересует только изменение результатов при реконструкции. От выбора порога оно тоже зависит несущественно. А вот зависимость от того, исключаются или сохраняются спецучастки, уже более заметна, поэтому рассмотрены оба варианта. Как можно видеть из табл. 5, в которую сведены результаты реконструкции, фальсификации, если они и имели место, измеряются десятыми долями %  пункта и не могли повлиять на победу кандидата власти в первом туре.

Таблица 5. Гипотетическая фальсификация результатов выборов мэра Москвы

Искажение, % пункты

Явка

Абсолютные результаты

Относительные результаты

Навальный

Собянин

Навальный

Собянин

Обычные участи

–0,09±0,00

–0,16±0,01

+0,05±0,01

–0,42±0,02

+0,29±0,02

Все участки

+0,07±0,01

–0,15±0,01

+0,17±0,01

–0,53±0,02

+0,40±0,02

Детерминанты результата

Опираясь на знание о высокой достоверности результатов выборов, можно приступать к исследованию факторов, влияющих их результат. Здесь и далее мы ограничимся только рассмотрением участков по месту жительства, поскольку для участков по месту временного пребывания невозможен учет каких-либо социальных особенностей избирателя.

Первый из факторов, который мы рассмотрим, – географический, грубо разделив Москву на территорию за и в пределах Московской кольцевой автомобильной дороги (МКАД), являвшейся до 1984 г. административной границей города. С тех пор в состав города вошел 21 район, расположенный за МКАД [xv]. Однако сравнительно недавний столичный статус, а также территориальная удаленность от центра могут сказываться на электоральной активности и политических взглядах их жителей.

Как можно видеть из рис. 5, связь с явкой абсолютного результата Навального и Собянина носит зеркальный характер. Во внутримкадье абсолютный результат основного оппозиционного кандидата тем выше, чем выше явка:

Навальный (абс.) = (0,744±0,039)•Явка – (14,7±1,2)%,

тогда как для кандидата власти он с явкой почти не связан. Таким образом, в пределах МКАД систематическая компонента изменения явки обусловлена исключительно активностью оппозиционного электората. В замкадье, где оппозиция практически не вела предвыборной агитации (в силу ограниченного доступа к СМИ и затрудненности непосредственной агитации из-за низкой плотности населения), связь результата основного оппозиционного кандидата с явкой исчезает. Зато она появляется для власти, пользующейся обособленностью этих территорий для эффективного продвижения своего кандидата. При этом, однако, в разных районах за МКАД это происходит по-разному, что не позволяет на выборке малого объема сделать однозначных выводов, в какой мере зависимость результатов кандидата власти от явки является систематической, а в какой – обусловлена спецификой различных районов.

Рис. 5. Абсолютные результаты основных кандидатов на пост мэра Москвы в зависимости от явки и расположения района относительно МКАД
Для Собянина в пределах МКАД зависимость от явки практически отсутствует (β = –0,11), а за МКАД она хотя и имеется (β = 0,84), но обусловлена возникновением на наименее связанных с городом территориях кластеров аномального голосования: одного – в Новомосковском и Троицком АО и районе Восточный, второго – в 4 из 5 районов Зеленоградского АО. Заметим, что абсолютный результат свыше 19% у Собянина наблюдается только за МКАД.
Для Навального в пределах МКАД наблюдается сильная зависимость от явки (β = 0,86) без выраженной кластеризации районов, а за МКАД при сохранении кластеров зависимость отсутствует полностью (β = 0,05).
Район Выхино-Жулебино, пересекаемый МКАД, включается с весом ½ в обе группы.

Несмотря на высокую корреляцию явки с частью результатов, объединение в одной регрессионной модели данных о явке и сведений о положении района относительно МКАД не позволяет добиться хорошего объяснения результатов выборов для города в целом. Среди других факторов, характеризующих население районов, таких как соотношение полов, основной источник дохода и уровень образования, только один фактор и только для части кандидатов продемонстрировал высокую объясняющую способность. Это – доля населения с высшим (включая как неоконченное, так и послевузовское) образованием среди лиц, указавших свой образовательный уровень [xvi].

Табл. 6 позволяет сопоставить влияние образованности населения на результаты кандидатов как по обе стороны МКАД, так и городе в целом. Наибольшая положительная корреляция результата с долей образованного населения наблюдается у оппозиционных кандидатов: Мельникова, Митрохина и (особенно) Навального. Причина этого ясна: чтобы избиратели поддержали оппозиционного кандидата (тем более, если этот кандидат пришел в политику совсем недавно), им необходимо про того сначала что-то узнать, а для этого надо иметь опыт самостоятельного поиска и анализа информации, который обыкновенно приобретается при получении высшего образования. Отрицательная корреляция результата кандидата с долей образованного населения означает, что за него необразованные избиратели голосуют с большей вероятностью, чем образованные. Такая ситуация наблюдается для Собянина, который как кандидат власти имеет преимущественную поддержку у манипулируемой части электората, и для Дегтярёва, который как представитель ЛДПР, вероятно, имеет поддержку лишь у наименее образованной части электората.

Таблица 6. Стандартизованные коэффициенты регрессионной зависимости абсолютных результатов кандидатов на выборах мэра Москвы в 2013 г. от уровня образования

β

За МКАД

В пределах МКАД

Вся Москва

Дегтярёв

–0,02

–0,56

–0,48

Левичев

0,19

0,15

0,19

Мельников

–0,06

0,72

0,63

Митрохин

0,68

0,65

0,64

Навальный

0,65

0,86

0,84

Собянин

–0,77

–0,47

–0,51

Рис. 6 демонстрирует соответствующие зависимости для двух основных кандидатов на пост мэра по всем районам города, имеющие вид:

Собянин (абс.) = (22,2±0,9)% – (0,118±0,018)•Образование

Навальный (абс.) = (0,184±0,011)•Образование – (0,3±0,5)%

Примечательно, что для Навального регрессионная зависимость фактически проходит через начало координат, т.е. вероятность поддержки этого кандидата малообразованным избирателем можно считать нулевой [xvii].

Рис. 6. Связь абсолютного результата основных кандидатов с долей населения, имеющего высшее образование, по районам Москвы
Данные представлены по районам города. Размер точки показывает списочное число избирателей с градациями на 10, 20, 50 и 100 тыс. чел.

Если ввести в модель наряду с уровнем образования в качестве второй объясняющей переменной явку, то, как можно видеть из табл. 7, абсолютный результат оппозиционного кандидата будет объяснен не намного лучше, чем одной только долей образованных избирателей, что в целом ожидаемо, поскольку явка коррелирует с уровнем образования именно посредством большей оппозиционности и электоральной активности населения. А вот для результата кандидата власти ситуация оказывается в корне иной. Объясняющая способность образования – низкая, явки – никакая, однако вместе они не только удовлетворительно объясняют результат, но и имеют стандартизованные коэффициенты, очень близкие (при смене знака одного из них) к полученным для главного оппозиционного кандидата в рамках однофакторных моделей. Это можно интерпретировать как представимость результата кандидата власти с точностью до константы в виде разности погрешностей аппроксимаций результата оппозиционного кандидата. По всей видимости, это означает связь результата выборов только с предвыборными успехами оппозиции, но не власти. Примечательно, что аналогичная картина имела место в Москве и на президентских выборах 2012 г.

Таблица 7. Коэффициенты одно- и двухфакторных моделей для абсолютных результатов основных кандидатов на выборах 2013 и 2012 гг. в Москве

2013

βЯвка

βВО

R2

2012

βЯвка

βВО

R2

Навальный

 

0,84

70%

Прохоров

 

0,84

70%

0,65

 

43%

0,50

 

25%

0,35

0,68

80%

0,18

0,76

73%

Собянин

 

–0,51

26%

Путин

 

–0,64

42%

0,29

 

8%

0,14

 

2%

0,66

–0,81

61%

0,49

–0,85

62%

Сравнение выборов 2013 и 2012 гг. в Москве

Интуитивно выборы 2012 и 2013 гг. в Москве воспринимаются как примерно одинаковые с отображением Путина на Собянина, а Прохорова на Навального (иногда – на Навального вкупе с Митрохиным) и поправкой на различие в уровне интереса избирателей к выборам разного уровня. Чтобы убедиться в том, что такое ощущение ошибочно, рассмотрим зависимость по районам города суммы абсолютных результатов всех участников, кроме двух лидеров, от абсолютного результата главного оппозиционного кандидата, как показано на рис. 7.

Рис. 7. Остаток явки, невыбранный двумя лидерами, в зависимости от абсолютного результата основного оппозиционного кандидата в 2012 и 2013 гг.
Для выборов Президента РФ двое основных кандидатов выбирают практически всё изменение явки, происходящее при варьировании результата оппозиционного кандидата, тогда как для выборов мэра Москвы этого не происходит.
Регрессионные зависимости построены по Демингу. Районы Новой Москвы не учитываются.

Среднеквадратичный разброс ординаты в обоих случаях примерно одинаков (0,83% в 2012 и 0,93% в 2013 году), однако степень ее детерминации абсциссой весьма различна:

Все, кроме двух, 2012 (абс.) = (0,045±0,035)•Прохоров (абс.) + (18,3±0,4)%

Все, кроме двух, 2013 (абс.) = (0,389±0,034)•Навальный (абс.) + (3,4±0,3)%

Если на президентских выборах от результатов оппозиционного кандидата остаток голосов почти не зависел, то на мэрских – зависел весьма ощутимо. Можно предположить, что переменная часть остатка – это то, что мог бы записать в свой актив Навальный, если бы кампания длилась дольше, а многие как бы демократические силы не включились в направленную против него массированную информационную кампанию. Переменная часть остатка составляет от него в среднем ровно половину, или 3,4% от общего числа избирателей. Ее переход Навальному поднял бы его абсолютный результат с 8,7% до 12,1% (что чуть выше абсолютного результата Прохорова в 2012 г., составившего 11,9%), а относительный – с 27,4% до 38,1% (в предположении неизменной явки). Данное обстоятельство свидетельствует о значительном электоральном резерве оппозиции в Москве.

Причем необходимо особо подчеркнуть, что указанный прирост – не есть только голоса политически близкого к Навальному Митрохина, абсолютный результат которого второе меньше. Это – голоса в т.ч. и тех оппозиционно настроенных избирателей, которые не нашли своего кандидата на прошедших выборах, но могут найти его на следующих.

Оценка размеров фальсификации выборов 2011 г. в Москве

Наличие двух выборов, результаты которых можно считать достоверными, открывает возможность реконструкции результатов тех выборов, результаты которых предположительно были фальсифицированы. Ограничимся думскими выборами 2011 г. как наиболее близкими по времени к опорным выборам, с одной стороны, и наиболее сомнительными – с другой.

Фальсификации в пользу кандидата/партии власти можно поделить на два важных типа: вброс и переброс. Врос учитывает завышение числа голосов, реально полученных кандидатом/партией власти, происходящее без изменения результатов остальных кандидатов/партий, тогда как переброс – приписывание ему/ей голосов, полученных другими кандидатами/партиями, происходящее без изменения общего числа голосов. Вброс, как правило, реализуется физически (т.е. в урне оказываются бюллетени, которые избиратели туда не опускали), тогда как переброс – виртуально (посредством подтасовки протоколов). Впрочем, нельзя исключать и возможности виртуального вброса.

В силу весьма различной природы двух механизмов фальсификаций, исчисление их масштабов проводится раздельно. Кроме того, для оценки не только истинного числа голосов, поданных за партию власти, но и ее относительного результата (каковой и представляет общественный интерес) необходимо также знать истинную явку, что тоже требует раздельного исчисления вброса и переброса.

Переброс голосов

Для определения числа переброшенных голосов хорошей характеристикой является антирезультат кандидата/партии власти, на котором не сказывается вброс, меняющий на одну и ту же величину как его/ее результат, так и явку.

Существенным подспорьем здесь также оказывается наличие в Москве 7 районов [xviii], участки которых были в 2011 г. полностью укомплектованы коибами, существенно затрудняющими любые виртуальные фальсификации. Будем считать, что в этих районах переброса голосов не было вовсе.

Как показывает сравнение антирезультатов кандидата власти в 2013 и 2012 гг., между ними имеется высокая корреляция (см. рис. 8 слева). В то же время для антирезультатов кандидата/партии власти в 2013 и 2011 гг. вообще никакой корреляции нет, что объясняется занижением этого показателя в 2011 г. вследствие переброса голосов.

Рис. 8. Сравнение антирезультатов кандидата/партии власти по районам Москвы в 2011–13 гг.
Левая диаграмма выступает в качестве примерного образца того, что должно получиться для достоверных районов при соизмеримых значениях коэффициента детерминации R2 и среднеквадратичного перпендикулярного отклонения от регрессионной зависимости σD.
На правой диаграмме синим наколоты коибатые районы, которые считаются априори достоверными. Обратим внимание на щель, возникающую между достоверными и искаженными точками.

Реконструкция результатов, какими они были бы без переброса, опирается на разделение районов на достоверные (где протоколы не подтасовывались) и искаженные (где партии власти была передана часть голосов, реально поданных за другие партии). Хотя процедура разделения не алгоритмизуется строгим образом, она является интуитивно достаточно понятной. Облако достоверных точек должно ограничиваться с обеих сторон параллельными прямыми, разделенными примерно тем же расстоянием, что и при сопоставлении результатов честных выборов. Кроме того, между этими прямыми должны оказаться все коибатые районы. Определив множество достоверных точек, проведем через них наилучшую регрессионную прямую (по Демингу) и потребуем, чтобы ни одна достоверная точка, лежащая ниже этой прямой, не была от нее дальше, чем самая близкая из искаженных.

Следование этим рекомендациям позволяет выделить 45 достоверных районов (см. рис. 8 справа). При этом обращает на себя внимание наличие среди искаженных районов групп точек, выстраивающихся на линии, приблизительно параллельные регрессионной зависимости. Можно предположить, причиной этого является осуществление переброса не посредством вписывания в протоколы заранее установленных процентов [xix], а посредством передачи определенной доли голосов от «неправильных» партий «правильной». В этом случае происходит параллельный сдвиг точек на некоторую величину, зависящую от того, сколько голосов было решено перебросить в тех или иных территориальных избирательных комиссиях. Весьма вероятно, что эта величина выбиралась из небольшого набора психологически привлекательных значений, что и объясняет тяготение искаженных точек к нескольким линиям.

Считая, что истинные антирезультаты партии власти в 2011 г. по искаженным районам лежат на регрессионной зависимости, получаем 0,32 млн голосов, переброшенных от других партий, или 4,5% от списочного состава избирателей.

Вброс бюллетеней

К сожалению, для оценки вброса нет такого заслуживающего доверия ориентира, как коибатые районы. Поэтому ко всем полученным далее цифрам следует относиться как к оценкам снизу, поскольку они получены на основе весьма небесспорного предположения, что в городе имеется значительное число районов, на избирательных участках которых не было вброса в 2011 г.

Если выше мы использовали антирезультат лидера как нечувствительный к вбросу, то теперь нам надо исключить из рассмотрения переброс. К нему нечувствительна явка, которая, как уже отмечалось выше, не очень хорошо коррелирована для выборов разных лет. Поэтому проводимый на ее основе расчет далее будет продублирован расчетом на основе других данных.

Рис. 9 демонстрирует связь явки по районам при сопоставлении московских выборов трех последних лет. Используя описанную выше процедуру, при сопоставлении выборов 2013 и 2011 гг. удается выделить всего 25 достоверных районов, для участков которых предполагается отсутствие вброса.

Регрессионная зависимость, построенная на основе данных по явке в этих районах на выборах 2013 и 2011 гг., оказывается хуже как по коэффициенту детерминации, так и по среднеквадратичному перпендикулярному отклонению, чем аналогичная зависимость, полученная при сопоставлении выборов 2013 и 2011 гг. Тем не менее, считая что истинная явка в 2011 г. по искаженным районам лежит на регрессионной зависимости, построенной для достоверных районов, мы получаем 0,63 млн вброшенных голосов, или 8,9% от списочного состава избирателей (17,1% от истинной явки).

Рис. 9. Сравнение явки по районам Москвы в 2011–13 гг.
На правой диаграмме синим наколоты коибатые районы. Заметим, что один (Строгино) из них оказался искаженным.

Складывая этот результат с найденным ранее количеством переброшенных голосов, получаем итог в 0,95 млн голосов, или 13,4% от списочного состава избирателей. Без вброса и переброса результат партии власти в 2011 г. по Москве составил бы лишь 1,06 млн голосов против официальных 2,01 млн, что в отношении к числу проголосовавших избирателей составляет 28,4% против 46,5%.

Учитывая, что, как было отмечено выше, объем вброса может быть лишь оценен снизу, вполне правдоподобным выглядит утвердившееся в экспертном сообществе мнение о фальсификационной природе каждого второго голоса, якобы поданного в поддержку партии власти в Москве [xx].

Дополнительные оценки

Учитывая изначально слабую корреляцию для явки, не вполне ясно, в какой мере можно доверять результату, полученному на ее основе. Поэтому был рассмотрен альтернативный способ определения масштабов вброса, опирающийся на данные об относительном результате кандидата/партии власти. Эта характеристика, демонстрирующая хорошую корреляцию (см.  рис. 10), уязвима по отношению как к вбросу, так и к перебросу. Поэтому она требует предварительной компенсации переброса, без чего не удается даже приблизительно определить направление ограничивающих прямых (см.  рис. 10). Однако после «конфискации» у партии власти переброшенных ей голосов картина приобретает знакомые черты, что позволяет при сопоставлении результатов 2013 и 2011 гг. выделить 27 достоверных районов при удовлетворительном качестве получаемой регрессионной зависимости. Расчет на ее основе дает оценку в 0,64 млн вброшенных голосов, находящуюся в прекрасном согласии с оценкой, полученной ранее.

Рис. 10. Сравнение относительных результатов кандидата/партии власти по районам Москвы в 2011–13 гг.
На диаграмме с официальными результатами ЕР красным наколоты районы, для которых был выявлен переброс голосов. На нижней диаграмме, где переброс уже скомпенсирован, наколоты районы, для которых переброса не было выявлено (синим – коибатые, желтым – некоибатые).

 

Наконец, предложенная методика позволяет оценить количество голосов, переброшенных партии власти от либерального крыла оппозиции (см. рис. 11). Оно в 2011 г. лишилось 0,10 млн голосов или пятой части реального результата. Примечательно, что эта величина близка к числу участников митингов протеста в Москве в конце 2011 – начале 2012 гг.

Рис. 11. Сравнение абсолютных результатов либеральных кандидатов/партий по районам Москвы в 2011–13 гг.
Исключительно высокая корреляция зависимостей лишний раз подтверждает наличие мощной социальной детерминанты – образования – у поддержки либеральных кандидатов/партий.

 

Число голосов, переброшенных от «Правого дела» и «ЯБЛОКА», в несколько раз меньше полученной выше оценки общего объема переброса голосов на тех выборах. Это означает, что голоса в Москве перебрасывали не только от либералов, но и от других партий – предположительно, главным образом от КПРФ. К сожалению, эта партия не сумела выставить на выборах столичного мэра харизматического кандидата, что привело к крайне низкой корреляции результатов ее представителей даже для выборов 2013 и 2012 гг., не позволяющей восстановить истинный результат левых для 2011 г. Можно, однако, надеяться, что предстоящие в 2014 г. выборы в Мосгордуму позволят выправить этот изъян.

Выводы

Как показывает анализ неоднородности результатов выборов, масштабы фальсификаций, увеличивавшиеся с начала 2000–х годов и достигшие своей кульминации на думских выборах 2011 г., были резко снижены в Москве в 2012 и, особенно, в 2013 гг. Проведение сравнительно честных выборов позволило определить социальные детерминанты их результата и предложить методику реконструкции истинных результатов фальсифицированных выборов.

Закрытие на выборах 2013 г. ряда каналов потенциальной фальсификации и массовая активность общественных наблюдателей позволяют гарантировать подлинность результатов этих выборов с точностью до нескольких десятых процентного пункта. Появлявшиеся в средствах массовой информации заявления о фальсификации на уровне в единицы процентных пунктов являются артефактом обработки результатов, связанным с существенно неслучайным распределением наблюдателей по территории города.

Среди социальных факторов, влияющих на результаты оппозиции, ключевая роль принадлежит образовательному уровню населения. Средний избиратель, не имеющий высшего образования, никогда не голосует за либеральную оппозицию, тогда как за действующую власть он голосует чаще, нежели образованный избиратель. Наличие образования определяет не столько сами по себе политические предпочтения избирателя, сколько его информированность и способность делать осознанный выбор.

Для выборов 2013 г. в пределах МКАД наблюдается также существенная корреляция результатов основного оппозиционного кандидата с явкой, тогда как для кандидата власти такая корреляция отсутствует. Это значит, что в той части города, где была возможна эффективная агитация, явка варьируется только за счет активности оппозиционного электората. Вместе с тем, степень его консолидации на выборах мэра Москвы была ниже, чем на выборах Президента РФ. При более эффективной агитации даже в условиях неизменной явки оппозиционный кандидат мог бы увеличить свой относительный результат почти на 11% пунктов. Это значит, что электоральные возможности оппозиции в столице еще не исчерпаны.

Результаты выборов, проводимых на одной территории в разные годы, обладают высокой корреляцией. Сравнение результатов 2013 и 2012 гг. по районам города позволяет оценить ее силу в отсутствие фальсификаций, а сравнение результатов выборов 2013 и 2011 гг. – определить искажения, предположительно вызванные фальсификациями. На думских выборах 2011 г. в Москве при результате партии власти чуть более в 2 млн голосов объем искажений составил почти 1 млн. Примерно треть этой величины приходится на переброс голосов, поданных за другие партии, а две трети – на вброс бюллетеней.



[ii] В 2003 г. одновременно с выборами депутатов Госдумы проводились и выборы мэра Москвы, но в последних не принимали участия ряд категорий иногородних граждан, находящихся на территории города. Поэтому на спецучастках было зарегистрировано лишь 0,72% граждан, имеющих право избирать мэра.

[iii]  Идентификация спецучастков осуществляется по их номерам. Для 1999–2004 гг. из рассмотрения исключены избирательные участки с номерами 3000+ (кроме участков 9000+), для 2005–09 гг. – 3100+, для 2011–12 гг. – 3200+, для 2013 г. – 3600+. При этом вполне возможно, что небольшое количество участков, де-юре обычных, но де-факто специализированных, всё же просачивается в анализируемую базу. Однако, поскольку их относительный вес очень мал, а формальных критериев для их исключения нет, они учитываются на общих основаниях.

[iv] Спецучастки, несмотря на то что даже их нормальное функционирование опасно приближается к фальсификациям, не могут быть устранены полностью, но сократить их количество и поставить их под общественный контроль – реально.

[v] Поскольку эта аббревиатура успела субстантивироваться и обрасти производными, здесь она пишется строчными буками.

[vi] Впрочем, не будем забывать, что для этого коибы были собраны со всей страны, во многих регионах которой в тот же день также проводились различные выборы.

[vii] НАО – Новомосковский административный округ, ТАО – Троицкий административный округ.

[viii] Преимущественно они сосредоточены в Живом журнале. Хочется обратить внимание на следующие блоги: abuzin, barouh (Борис Овчинников), corbulon (С.В.), kabanov_victor (Виктор Кабанов), kireev (Александр Киреев), kobak (Дмитрий Кобак), nonenoun, oude_rus (Максим Пшеничников), podmoskovnik (Сергей Шпилькин), владельцам которых автор признателен за ту огромную помощь идеями, данными и обсуждением, которую они оказали ему при подготовке настоящего текста.

[ix] Для разных временных интервалов мы будем использовать различное административное деление столицы. Так, если рассматриваемый промежуток времени охватывает события до 2010 года, то Зеленоградский административный округ фигурирует как 1 район, а если анализ ограничивается более поздним временем, то – как 5 (Крюково, Матушкино, Савёлки, Силино, Старое Крюково). При анализе данных только за 2013 г. к районам города будут так же добавляться Новомосковский и Троицкий административные округа, до того относившиеся к Московской области. Таким образом, количество районов будет варьироваться от 121 до 127.

[x] Разумеется, если фальсификация осуществляется не по такому сценарию, когда голосование де факто не проводится, а в протоколы по всем участкам вписываются одни и те же вымышленные проценты.

[xi] В данном случае нас совершенно не интересует, являются ли номинально оппозиционные кандидаты и партии в самом деле оппозиционными или лишь имитируют оппозиционность, реально поддерживая действующую власть. Оппозиция здесь – это все, в чью пользу не фальсифицируются результаты выборов.

[xii] Есть исключения. Число избирателей в районах Некрасовка, Южное Бутово, Северный, Косино-Ухтомский и Куркино росло очень высокими темпами – от 6% до 20% в год, хотя в остальных районах темпы роста не превышали 3% в год. Кроме того, в районе Перово между выборами 1999 и 2000 гг. число избирателей по неизвестным причинам сократилось почти на 55 тыс. чел. (40%), оставаясь далее практически неизменным. Между переписями населения 2002 и 2010 г. доля населения с высшим образованием в районе Куркино выросла почти в 3 раза, а в районах Вешняки, Молжаниновский, Перово, Северный, Некрасовка, Косино-Ухтомский, Алтуфьевский и Новокосино – в 2÷2,5 раза. В принципе такие изменения могли существенно повлиять на политические предпочтения и электоральную активность жителей указанных районов. Однако их число сравнительно невелико, поэтому на общей картине это сказаться не должно.

[xiii] В выборах 1999 г. в качестве партии власти участвовал избирательный блок «Отечество – вся Россия», преобразованный в партию «Единая Россия» лишь 1 декабря 2001 г.

[xiv] В данных о выборах мэра Москвы содержится очевидная опечатка. Для участка №3321 (НАО) численность избирателей, внесенных в список, указана равной 22 040 чел. (хотя в Москве нет ни одного другого участка с числом избирателей свыше 3 576 чел.). С учетом того, что УИК №3321 были получены всего 1 550 бюллетеней, истинное число избирателей для этого участка нами принято равным 2 204 чел.

[xv] ВАО: Восточный, Косино-Ухтомский, Новокосино; СВАО: Северный; САО: Молжаниновский; СЗАО: Куркино, Митино; ЗАО: Внуково, Ново-Переделкино, Солнцево; ЮЗАО: Северное и Южное Бутово; ЮВАО: Выхино-Жулебино, Некрасовка; ЗелАО: Матушкино, Савёлки, Старое Крюково, Силино, Крюково; а также НАО и ТАО, выступающие как районы.

[xvi] По данным Всероссийской переписи населения 2010 г. Данные для новых территорий Москвы реконструированы по данным для Московской области с разбивкой по городскому и сельскому населению из расчета доли городского населения в 42,4% и 53,0% для НАО и ТАО соответственно.

[xvii] Аналогичная ситуация имеет место и для Митрохина.

[xviii] ЗелАО: Крюково, Матушкино, Савёлки, Силино и Старое Крюково; СЗАО: Строгино и Митино.

[xix] В случае таких фальсификаций неизбежно нарушается равномерность распределения последних цифр числа голосов в разных графах, а также целого числа процентов для результатов. При честном подведении итогов, доля чисел, заканчивающихся на психологически притягательные цифры «0» и «5», не превышает долю чисел, заканчивающихся на другие цифры. В общероссийском масштабе выборы неизменно проваливают этот тест, начиная с 2004 г., а в Москве – благополучно проходят.

[xx] По стране в целом, как принято считать, фальсифицирован был примерно каждый третий-четвертый голос. Поэтому неудивительно, что именно москвичи, волеизъявление которых было искажено в максимальной степени, протестовали наиболее активно.

Версия для печати (pdf с монохромными картинками)