Что я могу знать?
Что я должен делать?
На что я могу надеяться?
И. Кант
А мудрость, словно осень, настает…
Н. Добронравов

 

К трем кантовским вопросам, суммирующим, по мнению великого мыслителя, всю философскую проблематику, нужно ещё многое добавить. Кто мы? Куда мы идем? Какие цели сегодня можно ставить? Какие технологии надо иметь, чтобы достичь этих целей? Каков спектр возможностей, которыми мы сейчас располагаем? Какую цену придется заплатить за тот или иной выбор? Какие опасности и риски, скорее всего, поджидают нас на выбранном пути? Какой тип социальной организации или самоорганизации позволит в нынешней реальности достичь успехов?

И это далеко не все вопросы, которые следует разрешить, чтобы прочертить путь России в будущее. Казалось бы, следует разобраться, как отвечали на эти вопросы развитые, успешные страны, позаимствовать лучшее из их коллекции, а заодно взять технологии достижения соответствующих целей и действовать «по образу и подобию». И вообще, это дело политиков, а не ученых. Дело ученых все это посчитать, соптимизировать, «онаучить» и придать планам академический блеск. Наверно, так можно было думать лет 20 назад, на заре горбачевщины. Сейчас всем, кто живет в России, и, в частности, ученым приходится думать об этих проблемах намного серьёзнее. И не как об общих, а как о частных и личных. Если, конечно, мы не хотим сложить с себя ответственность за судьбу своих детей и внуков, своего отечества. В этих заметках я попробую представить точку зрения на эти проблемы, связанную с теорией самоорганизации – синергетикой .

Постановка задачи

 

Человек – это возможность
М. Хайдеггер

 

В самом деле, казалось бы, есть успешный опыт модернизации. Петр  I полагал, что следует научиться лить пушки, ставить крепости, строить корабли, хорошенько освоить эти технологии лет за 30, а потом «повернуться к Европе задом». Не получилось так, как хотелось. Заимствуя военные технологии, пришлось привнести и «гуманитарные» – ассамблеи, европейские моды, курение табака, многие нравы и обычаи. А после смерти Петра, как убедительно показал выдающийся историк В.О. Ключевский, произошёл откат – суть реформы, да и те самые военные технологии, ради которых всё затевалось, как-то оказались выхолощены, а вся внешняя атрибутика осталась. Видимость, вместо сути, на много десятилетий.

Системный характер общественных процессов виден и в недавнем прошлом. Продолжительность жизни в СССР росла поразительно быстро в послевоенные годы. Мы шли по этому показателю вровень с Японией. И вот хрущевская оттепель. Пятилетки и соцсоревнования уходят на задний план, разговоров о повышении благосостояния становится больше. Казалось бы, должно стать еще лучше, социализм «приобретает человеческое лицо» Но тут-то и наступает надлом.

Страна – сложный, целостный объект. И если раньше в ходу у исследователей были производственные метафоры, уподоблявшие государство стройке, заводу, фабрике, то сейчас, на рубеже XXI века, ученые предпочитают говорить в биологическом стиле – выращивание страны, болезни роста, переходный период.

Почти всё, связанное со стратегическим прогнозом и социальным проектированием, лежит на грани естественных и гуманитарных наук. Кроме того, оно относится к периферии нашего знания, к тому, что журналисты любят называть передним краем науки.

Чтобы двигаться вперед, нужен план. Чтобы поставить разумные цели, необходим прогноз. С этого момента и начинаются трудности.

  • В начале 70-х годов ХХ века в синергетике и нелинейной динамике Эдвардом Лоренцем был открыт горизонт прогноза. Наличие этого горизонта означает принципиальные ограничения на возможность предсказывать состояние системы. При этом речь идет о принципиальном ограничении – ни совершенные алгоритмы, ни сверхмощные компьютеры не могут изменить ситуацию. Эти ограничения связаны с тем, что в нелинейных системах (даже очень простых) малые причины могут иметь большие следствия. Эту неустойчивость математики называют чувствительностью к начальным данным , физики и журналисты – эффектом бабочки . Эдвард Лоренц был метеорологом, поэтому, исследовав простейшую модель конвекции в атмосфере, пришёл к выводу, что взмах крыльев бабочки может стать причиной разрушительного урагана, который разразится за тысячи километров от того места, где это произошло.
  • Однако это полбеды. Социально-технологические системы многомасштабны . Разные процессы имеют разные горизонты прогноза. Военные действия – дни – недели (вспомним, что говорили российские политики в начале августа 2008 года до событий в Южной Осетии и что в конце...). Экономические реформы – 2?3 года, изменение образов массового сознания – полгода, образовательные реформы – 5?7 лет, демографические процессы – 20?25 лет, эволюция международных отношений 30?50 лет, исторические сдвиги – 50?80 лет, этногенез – века.
  • Государство – большой корабль. И чтобы изменить тип жизнеустройства к лучшему, как показывает жизнь, нужно много десятилетий. Должно меняться то, что находится за горизонтом нашего прогноза, либо то, что мы не умеем сегодня описывать – идеалы, предпочтения, ценности. Но чтобы корабль не сбился с курса, ему нужен маяк – долговременное предвидение , связанная с ним идеология , «правила техники безопасности» – система табу и моральных запретов , живущих в общественном сознании (причём запретов, не «просчитываемых» и не выводимых с помощью каких-либо логических силлогизмов). Понимаю, как трудно принять это всё рационально мыслящим читателям, привыкшим опираться на формулы, алгоритмы, апробированные технологии. Однако опыт развития цивилизаций (его подробно анализировали Арнольд Тойнби и Лев Гумилёв с последователями) показывает, что дело обстоит именно таким образом.
  • Пожалуй, можно привести такую метафору. Филологи утверждают, что смысл сообщения лишь на 10% апеллирует к конкретному рационально понятому тексту. Остальное – контекст. Поэтому «понимающие вопросы» интеллектуальные системы, а не тупо ищущие ключевые слова в сети поисковики, до сих пор в центре внимания программистов и специалистов по вычислительным технологиям. В стиле этой метафоры, можно сказать, что мы можем сегодня, опираясь на серьёзный научный фундамент, просчитать лишь 10% того, что нужно и, как правило, не на те времена, на которые бы хотелось.
  •   Революция в естествознании, совершенная Ньютоном и его современниками, сводится не только к открытию трех великих законов и извлечению из них замечательных следствий. С математической точки зрения, принципиально введение фазового пространства возможных состояний системы и способов описывать движение в этом пространстве. И чем меньше размерность (чем меньше число степеней свободы), тем больше успехи. Задачу одного и двух тел решил ещё Ньютон, о задаче трёх тел многое знал Пуанкаре, а строгие результаты о парадоксальных решениях задачи пяти тел вообще относятся к последней четверти ХХ века.
  • Размерность фазового пространства социально-технологических систем огромна. И поэтому мы не представляем всех вариантов поведения системы, всех путей её развития. Поразительные возможности адаптации – индивидуальной, коллективной и прочей многократно усложняют задачу. Знакомясь с жизнью и бытом Спарты, всё время ловишь себя на мысли, что это сказка, что такого просто не может быть. Но оно-то было!
  • Недавний пример. Кремниевая долина. С точки зрения классической экономической науки, это просто «невозможная фигура». По канонам «Экономикса», фирмы, работающие в близких отраслях и территориально близко, должны жестко конкурировать и угнетать друг друга. Но получилось-то ровно наоборот. Впрочем, после исследований Института сложности в Санта-Фэ и работ его сотрудника, нобелевского лауреата в области экономики Брайана Артура стало понятно, что это не счастливая случайность, а технология, которой не замедлили воспользоваться Ирландия, Германия, Израиль.
  • В курсе статистической физики обычно излагают красивые парадоксы, связанные с необратимостью (в основном в газе упругих шаров). Но это ничто по сравнению с аналогом этого свойства в социально-технологических системах. О них ученые вообще все чаще говорят как о необратимо развивающихся человекомерных системах. Многие полагают, что исследования таких объектов требуют выхода за рамки методологии классической науки (механика и электродинамика), неклассической науки (квантовая механика и теория относительности), а использования постнеклассических подходов . В самом деле, история пестрит упущенными победами, странными случайностями, альтернативными вариантами развития. И создаваемая в последние годы математическая история только подбирается к серьёзному анализу этого круга проблем.
  • Важнейшим свойством объектов, которые следовало бы изучать, является рефлексивность. Системы, субъекты, агенты планируют, подразумевают, оптимизируют, имеют свои образы «врага», «друга», «прошлого», «светлого будущего». Возникают возможности для рефлексивных и информационных войн (вспомним освещение событий в Южной Осетии в мире в августе и после). Член-корр. РАН И.Г.Поспелов из Вычислительного центра РАН вообще описывает макроэкономику как взаимодействие пяти взаимодействующих субъектов, рефлексирующих и отлично прогнозирующих будущее. Наконец, важнейшим свойством и основой культуры является такая категория как совесть . В начале 70-х годов знамя анализа рефлексивных систем «алгебры совести» было бы поднято Владимиром Лефевром, но пока это, скорее, красивые этюды, а не надежная теория, на которую можно было бы опираться.
  • Сложность объекта . В больших системах, нуждающихся в управлении, надо фильтровать информацию. В одних звеньях «сжимать информацию», «уменьшать разнообразие» (без этого система захлебнется в мелочах), в других увеличивать разнообразие, замечать и генерировать новое (без этого не будет развития). Человек, общество, социально-технологическая система находятся и в рациональном , и в эмоциональном , и в интуитивном пространстве. Два последние даже на полукачественном (не говоря о количественном) уровне исследователи пока не научились описывать.

Вывод прост. Всему этому предстоит учиться. И то, что удастся понять, закладывать в технологии проектирования и принятия решений. Большой проект для России – это вызов не только для народа, элит, политиков, но и для всего научного сообщества. Сейчас, может быть, главный вызов.

Системность кризиса

В юности мы все хотим возвести воздушные замки для человечества, а к старости полагаем достойным делом вычистить для него выгребные ямы.
И.В.Гете

 

Аристотель считал, что подходящая метафора для государства и общества – организм. В этом контексте кризис (банковский, экономический, промышленный инфраструктурный или иной) – тяжелая болезнь отдельных органов, ставящая под сомнение выполнение ими своих функций. Системный кризис – болезнь всего организма.

Подобно тому как повышенная температура тела говорит больному о возможном воспалении, социальные индикаторы могут свидетельствовать о системном кризисе. И они делают это. В среднем ежегодно в России сводят счеты с жизнью 34 человека на каждые 100 тысяч, что дает более 50 тысяч трагедий в год. Самый суцидальный возраст в России 45?54 года. В этом возрасте уходят из жизни 88 из каждых 100 тысяч мужчин и 12 из каждых 100 тысяч женщин. Пик самоубийств приходится на 1996 год – самый тяжелый год новой России. Наша страна – один из безусловных мировых лидеров по этому горькому показателю .

На демографической карте мира черным цветом обычно обозначаются страны, в населении которых на детей в возрасте до 14 лет приходится доля, меньшая 15% – это тотальная бездетность. Именно таким цветом обозначена на этой карте Россия – единственная среди стран с достаточно большой территорией.

Болезнь всего организма обостряет недуги различных систем. Например, нервной. Знакомясь с нашим официозом (не говоря о других каналах информации) не можешь прогнать ощущение тяжелого склероза. Решения, директивы и слова первых лиц забываются поразительно быстро. Давно ли мы слышали от президента «Четыре И» – Инновации, Инвестиции, Инфраструктура, Институты, к которым потом стали прибавлять «Пятое И» – «Интеллект»? И нет уже всего этого и в помине, как и «национальных проектов». Лишь иногда стыдливо вспоминают о них провинциальные политики, да и то так, для порядка. В странном состоянии оказываются структуры, которым было сгоряча велено воплощать это в жизнь – наверху как-то очень быстро утратили ко всему этому интерес. Видно, тут применима классическая бюрократическая мудрость – не торопись выполнять указания, дождись его отмены.

Болезнь нервной системы может вести к утрате петли обратной связи. В самом деле, казалось бы, уже поняли, лет 10 назад, что «образование – это наше всё», что дров на ниве реформ уже наломали довольно. О дорогой и нелепой идее ЕГЭ, пытающейся совместить микроскоп (способность учиться в данном ВУЗе) с телескопом (определяющем можно ли выдать аттестат или всё же нет) писали учителя, учёные, родители, депутаты. Вообще к образованию в России причастно более 35 миллионов человек. Но … министерство продолжало «эксперимент». Вместо того, чтобы навести порядок и начать учить, хотя бы так, как раньше (а опыт ряда школ показывает, что сейчас можно учить намного лучше) «экспериментировали» с ЕГЭ. Четверть школьников России, сдававших ЕГЭ в 2008 году получили «2» по математике и литературе, а сотрудники Министерства образования распорядились… их двойки «считать тройками». И смех, и грех.

Уровень образования продолжает стремительно падать. Во многих школах уже не учат геометрии (она выпала из ЕГЭ по математике). А на одном уважаемом факультете МГУ меня познакомили с понятием «широкая тройка» – 30 баллов из ста ставят при таком подходе за одну правильно решенную задачу из 8. А идеи продолжают фонтанировать – совсем недавно министр образования А.А. Фурсенко заявил, что из 3000 вузов в стране достаточно сохранить 200, из которых лишь 40-50 университетов. Чудо чудное, диво дивное.

Капитализм в России как-то не получился. Бог с ними, с «эффективными собственниками», которых ждали, как манны небесной, но которые так и не появились. Хуже другое – нельзя «сколотить капитал», чтобы оставить детям и внукам. Поэтому заработанное и уходит в иномарки и побрякушки. К сожалению, квартиры стали предметом спекуляций, поэтому оказались недоступны простым смертным. Помнится, кум Тыква в сказке про Чипполино покупал по одному кирпичику, чтобы построить дом. В детстве мне его было жалко, а сейчас остаётся только завидовать. Цена в Москве $6000 за м 2 (при себестоимости около $800) говорит, что государства у нас пока нет.

Многое можно исправить, улучшить. Но для этого надо думать, анализировать, заниматься мониторингом. Больные аутизмом игнорируют неприятные вещи так, как будто их нет.. Они не воспринимают других людей, как равных себе, и норовят отделываться стереотипными реакциями. Это наш случай. Особенно у нас не в чести размышления о будущем, его серьёзный анализ и проектная работа. Вспомните, часто ли вы слышите о том, какой будет Россия в 2020 или 2030 году? Может быть всё ясно и тревожиться не о чем? Да нет, опасаться есть чего.


Рис. 1. Мировой демографический переход 1750–2100 гг.
Годовой прирост, осредненный за декады. На рисунке видно уменьшение скорости роста при мировых войнах и демографическое эхо войны в начале XXI в.
1 – развитые страны и 2 – развивающиеся страны.

На рис. 1 представлен известный демографический прогноз. Из него следует очень высокая вероятность глобального переселения народов, в результате которого многолюдный и бедный Юг просто поглотит малочисленный и богатый Север. Ни «золотому миллиарду», ни «платиновому миллиону» тут не устоять.

Рис.2. Прогноз добычи нефти и газа по совокупности кривых Хабберта для разных стран-производителей
В соответствие с этим прогнозом, пик добычи будет пройден в ближайшие годы. По модели Хабберта, снижение добычи происходит после исчерпания половины извлекаемых запасов. Руководство компаний Эк-сон Мобил, Шелл, Коноко Филипс и др. утверждает, что сейчас не выкачано еще и трети запасов, однако ана-лиза, проведенный в ИПМ им. М.В. Келдыша РАН, показывает, что и более сложные модели согласуются с выводами, которые делаются на основе модели Хабберта.
Рис. 3. Динамика добычи нефти в России, млн.т/год и прогноз
Учитывая, что в мировом энергетическом бюджете мира доля России не превышает 10%, можно заклю-чить, что нам не грозит участь энергетического гаранта

На рис. 2 и 3 показан прогноз мировой и российской добычи нефти, жизненно важной для нашей экономики, по классической модели Хабберта. Представьте на миг, что мы, хотя бы на месяц, остались без нефтепродуктов. Пик нефтедобычи, судя по всему, пройден. Д.И. Менделеев писал, что сжигать нефть так же неразумно, как топить ассигнациями. Но ХХ век изменил немногое – без большой натяжки можно сказать, что на Земле построена нефтяная цивилизация.

И тут открываются две неприятные для России возможности. Как показывает история науки и техники (а точнее теория техноценозов , активно развиваемая американскими исследователями Л. Бадалян и В. Криворотовым), когда наступает время жесткого дефицита какого-нибудь ресурса, то ищут и находят новый, а цена и значение предыдущего стремительно падают. Хрестоматийный пример – кризис древесного угля, необходимого для выплавки стали и пароходов, в Англии был связан с тем, что ради него извели немыслимое количество лесов. А потом … нашли выход, связанный с добычей каменного угля и строительства шахт, в результате чего древесный уголь стал не очень-то нужен.

Десятки миллиардов долларов вкладывается в развитых странах в то, чтобы через 10?20 лет научиться обходиться без нефти и газа. Над этим работают тысячи талантливых людей. И, возможно, они добьются успеха. Чем тогда будет торговать Россия, чтобы покупать очень многое из необходимого, из того, что она не делает или делает очень мало?

Вторую возможность при каждом удобном случае обозначают европейские и американские политики. «Суверенизация природных ресурсов», «Сибирь должна принадлежать всему человечеству», «Снять энергетическую удавку России с горла Европы». Это прозрачный намёк на то, что, как только Россия достаточно ослабеет, у неё немедленно отберут и нефть, и газ, и руды, и территории…

Обращу внимание на недавно произошедшее у наших политиков и аналитиков массовое «прозрение». У президента РФ, как он говорит, исчезли иллюзии, «что мир устроен справедливо», что нынешняя мировая система безопасности «является оптимальной» и что равновесие между основными мировыми игроками существует. У премьера исчезли иллюзии относительно членства в ВТО и G 8. После этого понятно, что далее госаппарат должен «прозревать как мухи». Но то, что почти 20 лет элита и этот самый аппарат жили иллюзиями, за которые пришлось заплатить немалую цену, наверно, не очень здорово.

Года за полтора до выборов в президенты Д.И. Медведев дал интервью и определил задачу элиты и власти как эффективное управление страной в существующих границах. Скромно, на первый взгляд. А на второй, это призыв не допустить происходящего на наших глазах распада России.

Имущественный распад связан с тем, что жители разных социальных групп попросту живут в разных мирах. 0,7% российских семей имеет доход более 1 млн. долларов в год (это богатые), 70% имеют менее 20 тысяч долларов. Это бедные. Но среди них есть и очень бедные. Например, в Башкирии, в Бурзянском крае, в селе Старое Суханбулово, как рассказали мне его обитатели, за «молочную» корову дают 15 тысяч рублей, а за «мясную» 10… Скоро тех, кто живет в этих краях и пытается выжить, прокормить себя, просто не будет.

Естественно, при этом в странной роли оказывается государство – 97% граждан страны сейчас считают, что они никак не влияют на решения, принимаемые на государственном уровне и, соответственно, не несут за них никакой ответственности. Всё вновь, как в пушкинской трагедии – «народ безмолвствует».

Региональный распад. В мире опасным показателем считается разница в валовом региональном продукте в 5 раз. При такой разнице люди, как бы, живут в разных странах. В России этот показатель превышает 25. И бытие, естественно, определяет сознание. Регулярно проводятся опросы общественного мнения, чтобы определить реакцию общества на изменение политической ситуации. Обычно Москва и Санкт-Петербург реагировали на всё гораздо более нервно, чем остальная Россия. Но это полбеды. На многие события они реагируют в противофазе… Впрочем, чтобы убедиться в остроте ситуации, обычно достаточно обсудить с коллегами из других регионов их отношение к Москве. Сибирь, Север, Дальний Восток пустеет… Мой ярославский коллега как-то в сердцах сказал, что идеальным решением было бы «отделить Москву от России». Москва «съедает» наиболее квалифицированных информационщиков, технологов, экономистов, да и основные предприятия платят налоги в Москве, где зарегистрированы, а не в регионах, где работают.

Транспортный распад. Многие люди из Сибири уже не ездят в центральную Россию ни на свадьбы, ни на похороны. Многие компании, расположенные за Уралом, переориентируют свою активность на Китай, Японию, на челночные и конрабандные схемы (в острых эпизодах борьбы силовых структур это становится особенно ясно). Известный географ Григорий Гольц в середине 1990-х годов выявил любопытную закономерность: тариф, умноженный на расстояние перевозки, есть величина постоянная. Иными словами, если мы хотим возить больше, надо снижать тарифы, что ведет к интенсификации производства, росту занятости и стимулирует рост перевозок. Для этого надо снижать цены на горючее. Но уже полтора десятилетия делается наоборот… К снижению транспортных тарифов недавно призывал президент Д.И. Медведев, но, видимо, его неправильно поняли.

Социальный распад наступает в любой «банановой республике», в слаборазвитой стране с монокультурной экономикой. Те, кто работают в отраслях, обслуживающих экспорт (в нашем случае сырьевой), имеют доходы в десятки, а порой и в сотни раз превышающие соответствующие показатели для отраслей, обслуживающих внутренний рынок (если такие остаются). Естественно, это служит основой для коррупции. В клинч с госаппаратом входят мелкие, крупные и средние предприниматели. И вместо активных, согласованных действий общества, государства и промышленности мы имеем классическую конфигурацию лебедя, рака и щуки. Рост цен на бензин на 20% за год и цены на него, перевалившие американский уровень, впечатляют. И ведь ещё не вечер. Да и финансовый кризис еще даст о себе знать.

Разлом поколений. Одной из причин катастрофы Советского Союза стало нежелание сыновей повторять жизненный путь и социальную траекторию отцов. Сейчас ситуация стала ещё более острой. Размыта трудовая этика – добросовестная учёба, работа, творчество во многих «государствообразующих» отраслях и отдельных предприятиях не дают достаточно средств к существованию, и тем более, не оставляет шансов на собственное жильё. Кажется, Маркс писал, что при капитализме дети обычно ненавидят родителей за то, что те не смогли обеспечить им жизнь рантье.

С другой стороны, сплошь и рядом работать оказывается некому. «Порвалася времен связующая нить»… Принципиальное различие социальных траекторий уничтожает многие смыслы, ценности, идеалы, ведет к деградации и упрощению общества.

Конфессиональный, национальный, политический распад. Вы читали учебник «православной биологии»? Или знакомились с дискуссией учёных, в которой одни исследователи защищали права науки и брали под крыло атеистов, а другие толковали, что без религии им никуда (Патриарх Алексий – почётный доктор РАН… Вот ведь как бывает). В обществе становится всё больше границ, которые разделяют единое. Грустно слышать в ряде регионов о «титульной» и «нетитульной нации». Наконец, знакомясь с технологиями отправления властных полномочий и выборов в Госдуму, понимаешь, что время политики уже прошло или ещё не наступило. В состоянии системного кризиса обостряются многие старые болезни и появляются новые.

Отметим, что мир движется в противоположном направлении. Несмотря на все распри между республиканцами и демократами американские избиратели демонстрируют поразительное единодушие по множеству ключевых проблем. О Китае и говорить нечего – «одна страна, один народ, одна партия».

По сути, мы находимся в ситуации, которая вновь и вновь возникала в русских сказках. Богатырь, обманутый, побежденный и изрубленный на куски, лежит в чистом поле. И находятся добрые люди, которые достают мертвую воду, чтобы собрать разъятое, и достают живую, чтобы вдохнуть жизнь в богатыря. И, наконец, он совершает тот подвиг, который и положено в этой сказке.

Многие технологии, связанные с «собиранием массового сознания, общества и государства», с социальной организацией и самоорганизацией, уже поняты. Живой водой, возможно, станет общая мечта, общее дело, общая победа . Но, как известно, выйти из системного кризиса, «сказку сделать былью», очень не просто. Хочется надеяться, что России это удастся.

Ботаника больших проектов

 

В начале появляются мечтатели, фантазеры, сумасшедшие, грезящие о будущем, пишущие и говорящие о несбыточном. Потом приходят энтузиасты и показывают, что проект осуществим. Затем приходят профессионалы и делают сказку былью. Но начинается всё с мечты.
А.К. Платонов

 

Наверно, стоит сказать, какие большие проекты выдвигаются в России. И тут, конечно, нужны извинения. Перед их авторами за краткость и схематичность изложения их взглядов. Перед читателями за неполноту списка. Перед исследователями и политиками, проекты которых не упомянуты в силу скромности моих познаний в этой области.

Либеральный модернизационный проект. В соответствии с ним существует универсальный, эффективный сценарий капиталистического развития, по которому и прошли успешные страны. Россия должна следовать этим образцам, проводя «догоняющую модернизацию». Принципиальной является рыночный характер экономики. Именно он и обеспечивает самоорганизацию экономических агентов (метафора Адама Смита, говорившего о «невидимой руке рынка»). Государство должно уйти из экономики, образования, науки, отказаться от большинства социальных программ и исполнять роль арбитра. Демократия, «открытое общество», «открытая экономика», «то что не запрещено законом, то разрешено». В соответствии с этим проектом, следует продолжать копировать западные социальные институты, экономические и иные стратегии .

Обращу внимание на два «синергетических аргумента», ставящих эти идеи под сомнение (о попытках практического воплощения этих идей – от программы «500 дней» Г.А. Явлинского и до Стабилизационного фонда и «суверенной демократии» – говорить не будем). Первое – проекты такого масштаба должны детально просчитываться на основе большого блока данных и моделей. Этого сделано не было. И если есть «нынешнее» и «желаемое состояние», то совсем не очевидно, что между ними есть переход, за который общество и элиты готовы заплатить необходимую цену.

Макроэкономическая теория, построенная профессором Д.С. Чернавским , показывает, что, в отличие от классических представлений, рыночных равновесий может быть несколько. Наиболее важны два – «низкопродуктивное» и «высокопродуктивное». Экономическое чудо – переход из первого во второе, экономическая катастрофа (которая и произошла в начале реформ Ельцина-Гайдара) – скачок из второго в первое. Из низкопроизводительного состояния экономика России пока не выбралась (хотя на количественном уровне понятны инструменты, обеспечивающие этот переход).

Официальный проект . Само появление такого проекта – важное и отрадное событие. Когда правящая элита заглядывает вперед – это важный шаг на пути обретения будущего. Концепция развития предусматривает «эффективное регулирование миграции», повышение здоровья нации и социального оптимизма. К 2020 году ВВП на душу населения должен увеличиться с 13,7 тыс. долларов в год до 30 тыс. Средний уровень обеспеченности жильём должен составить 30-35 м 2 на человека. Россия должна занять не менее 10% на мировых рынках высокотехнологичных товаров и услуг по 4-6 наиболее крупным позициям. Доля высокотехнологичного сектора в ВВП должна подняться с 10 до 17-20%. Производительность труда должна увеличиться в 2,4-2,6 раза. Средняя зарплата должна подняться с 526 до 2700 долларов. Россия должна превратиться в один из глобальных центров мирохозяйственных связей, а также стать одним из мировых финансовых центров. Прекрасный оптимистический сценарий дает Совет по внешней и сборной политике вкупе с Высшей школой экономики – для России до 2020 года всё будут складываться превосходно!

К сожалению, авторы этих прогнозов не говорят и не пишут, на какие модели и данные они опираются, какие факторы считают важнейшими. Есть всего пять инструментов управления: финансы, ресурсы (многие вещи нельзя купить за деньги), кадры, организация и информация . На первый взгляд, ни один их этих инструментов не находится сейчас в нашем отечестве даже близко на том уровне, на котором можно было бы говорить о столь амбициозных планах. Хотя, конечно, очень хотелось бы ошибиться.

Проект переориентации элиты. В настоящее время в Москве работает «Экспериментальный творческий центр» под руководством известного аналитика, режиссера, публициста С.Е. Кургиняна. На семинаре при этом центре обсуждается множество актуальных вопросов российского развития. И главным из них оказывается проблема элиты. В самом деле в «перестройку» – революцию, организованную и проведенную сверху, – «советский цивилизационный проект» был сдан «элитой». Далее последовала длительная пауза, занятая присвоением и проеданием советского наследства и «бифуркацией элиты», её поляризацией и делением на две части.

Одна часть, которую условно можно назвать «антисоветской», считает, что с Россией всё кончено, и что ей самой надо «встраиваться» в западный мир, искать свою роль в процессе глобализации и в мировой элите (влияние этой части российского истеблишмента в последние годы падало). Вторая часть – «гедонистическая» – осознает, что таких возможностей, как в России, у неё нигде не будет, что жить и умирать придется здесь, а поэтому придется обустраивать «эту страну»! Кризисные процессы в мире и хищническое отношение к России у ряда центров силы объективно будут лишать эту часть элиты иллюзий, пробуждать субъектность (многие действия Запада уже очень помогли и продолжают помогать этому). И если помочь рефлексии элиты, становлению её самосознания, управленческой культуры, обретению смыслов и ценностей, совместимых с существованием страны, то Россия может перейти от прозябания к созиданию. Без этого движения вперед не будет, так как достаточно активных и организованных политических сил, способных осуществить «сброс элиты» и привести к власти контрэлиту, в стране в настоящее время нет.

Теория элит, закрытых систем, которую разрабатывает С.Е. Кургинян с коллегами – новый раздел прикладной социологии . На мой взгляд, пока не вполне поняты механизмы самоорганизации элит, не построены соответствующие математические модели. Не ясно, насколько эффективными окажутся те «катализаторы самоорганизации элит», которые обсуждаются. Однако очевидно, что во время кризиса все эти процессы могут оказаться ключевыми. И элитная группа, которая раскроет глаза на реальное положение страны и предъявит обществу свой проект будущего, сразу получит очень многое.

«Проект Россия» . «Предупреждаем: никому не верьте! У нас нет лица. Кто скажет: «Я автор этого текста» или «Я лидер "Проекта Россия"», тот вор и обманщик. Будьте готовы к провокациям. Враг силен и умен. Но мы выстоим, потому что нас нет. Потому что «музыка и слова – народные», – такие интригующие предупреждения даны в двух ярко, талантливо написанных книгах «Проект Россия». Этот проект сейчас весьма активно обсуждается и политиками, и экспертным сообществом. Авторы обещают в серии книг раскрыть все наиболее важные стороны жизнеустройства завтрашней России. Однако во главу угла в первых двух книгах они ставят неэффективность и лживость существующих демократических институтов и процедур. Предлагается вернуться к православию, как к идеологической и нравственной основе будущего российского общества, и к самодержавию, лишенному ряда пороков демократических режимов. В этом неоконсервативном обществе также ключевую роль должна играть элита, принадлежность к которой должна определяться тем грузом ответственности за общество, который готов взять на себя человек, его способностями и вкладом в общее дело .

Это талантливо описанная социально-технологическая конструкция сталкивается с одним, но важным препятствием. Люди в России не верят в Бога. По данным Русской православной церкви к истинно верующим можно отнести не более 3% населения… Да и общение со священнослужителями обычно не оставляет ощущения их внутренней силы. И возможен ли «большой возврат» в нынешней реальности? Можно ли налить новое вино в старые мехи? Кроме того проведенный опыт с триколором, двуглавым орлом и попыткой вычеркнуть 70 лет советской истории, наверно, нельзя считать слишком удачным.

Новая земля и новое небо. Спросим себя, а кто, собственно, является субъектами, акторами на мировой и российской шахматной доске. Во всех упомянутых выше проектах игроки, фигуры и правила игры в первой половине XXI века предполагались примерно такими же, как в конце ХХ века – государства, элиты, большие социальные группы, транснациональные корпорации, закрытые организации. Но многие авторы всё чаще ставят под сомнение эту «очевидность». Известный политолог Александр Неклесса полагает, что параллельно с очевидной тенденцией к глобализации имеет место не менее, а, может быть, и более важная тенденция к индивидуации.

Иными словами, нынешние управленческие, коммуникативные, экономические технологии порождают и сетевые структуры и лидеров («людей воздуха»), способных действовать поверх государственных границ и международных организаций. Управление и соперничество перемещается из сферы геоэкономики в область геокультуры с управлением информацией, ожиданиями, смыслами, мифами, мечтами. На арену выходят новые игроки, значимые и невидимые (вспомним 11 сентября 2001 года и феномен Аль-Каиды). По сути, это Новое Средневековье. Там возможности рыцаря были не сопоставимы с возможностями простолюдина, и мораль его была совершенно иной… Точно так же «новая элита» может пользоваться огромными ресурсами, не накладывая на себя никаких ограничений . И стратегии в этом контексте оказываются совсем иные – управляемый хаос, управляющий хаос, опережающее реагирование на будущие угрозы, схемы трансформации массового сознания и другие.

В концепции известного российского историка А. Фурсова акторами становятся «глобальные города» – финансовые производственные и экономические центры, в которых рождается будущее. Более того, стремительно растут финансовые, информационные, материальные потоки внутри этого нового Мирового города. Мировая деревня при сём присутствует и развивается совсем в другом темпе. Экстраполируя эту тенденцию, можно предположить, что в недалеком будущем город сможет обойтись без деревни, меньшинство без большинства, эксплуатировать которое станет просто не нужно. И тогда мировая история пойдет по совершенно иному руслу.

Новый советский проект. По-видимому, уже стало достаточно очевидно, что в мировой рыночной системе, построенной по схеме «центр-периферия», для Российской Федерации нет места в центре. Вытеснение на периферию означает дальнейшее вымирание населения, архаизацию хозяйства и перспективу расчленения страны. Нужен собственный проект, в частности, направленный на то, чтобы поддержать, а во многом и отстроить заново такие большие социально-технологические системы, как теплоснабжение, энергетику, школу, здравоохранение, армию.

По сути, должна быть решена главная задача – обеспечить жизнь и воспроизводство народа страны с надёжным ростом материального и духовного достояния . Иными словами, в новых исторических условиях нужно решать ту же задачу, которую в основных чертах успешно решил Советский Союз. Дилемма «план-рынок» является ложной, так в сложной системе ни один тип управления не обеспечивает устойчивости всей системы и её способности к развитию. Предприниматели, желающие работать на свой страх и риск (а люди такого типа есть в любом обществе), вполне могут работать не в конфликте с государством и остальной частью общества, а во взаимодействии – всё зависит от типа жизнеустройства. На наших глазах угрозы для России и ее народа стремительно нарастают. И тем в большей мере будет полезен советский опыт строительства, развития, проектирования будущего . Опыт Китая показывает, как много может быть сделано, несмотря на неблагоприятное внешнее окружение. В пользу этого проекта говорит и то, что более половины населения России (как утверждают социологи) ставит советский тип жизнеустройства гораздо выше нынешнего.

«Третий проект». Эта концепция подробно описана в нескольких книгах М. Калашникова и С. Кугушева . В основе этого проекта лежит идея технологического прорыва. В самом деле, оглянемся назад. Трудно отделаться от ощущения, что стремительное научное и техническое развитие военных лет (например: за время Второй мировой войны в танк Т-34 было внесено более 200 усовершенствований, по-нынешнему инноваций) вдруг начало тормозиться… либо развиваться в сторону (значительная часть информационно-телекоммуникационных технологий). «Закрывающим технологиям», делающим ненужными гигантские отрасли промышленности или удешевляющие их на порядки просто не нашлось места.

Авторы проанализировали ряд проведенных разработок, остановленных направлений развития, осмыслили мировые тенденции. Они увидели, что в мире есть не только «партия регресса», но и «партия прогресса». В соответствии с их концепцией, в мире начат новый «большой технологический скачок». Он будет связан не только с высокими технологиями производства и управления ( high - tech ), но и раскрытием возможностей человека ( high - hume ).

По мнению авторов, главным ресурсом общества в XXI веке должен стать творческий потенциал изобретателей, ученых, управленцев. И здесь у России есть и шансы и ресурсы и заделы. «Сверхновые русские» – учёные, изобретатели, управленцы смогут изменить мир. Более того, движение начато в сторону технологического скачка и оппонентами России, имеющими в виду существенную корректировку ожидаемой истории XXI века, предполагающими реализовать вариант Нового Средневековья, «многоэтажного человечества».

С взглядом авторов «Третьего проекта» перекликаются разработки С.Б. Переслегина и его коллег из Санкт-Петербурга. Они предсказывают переход ряда корпораций, организаций, стран в «когнитивную фазу развития» – в режим взрывной генерации новых идей, подходов, стратегий . Важная часть обоих подходов – новый тип самоорганизации в сообществе творцов.

Проект «на гребне волны». Все предыдущие проекты подобно доньютоновской физике исходили из представления о близкодействии. Грубо говоря, нам достается нечто от предшествующего поколения, а сделанное нами определит судьбу следующего. Иными словами, характерное время составляет около 60 лет.

Однако существует ряд проект, которые исходят из «исторического дальнодействия», предполагая, что циклы, запущенные тысячелетия назад, непосредственно влияют на сегодняшнюю геополитику и геоэкономику. Обычно авторы таких проектов обращают внимание на весьма скромные успехи человечества и отдельных стран в управлении собственным развитием. В подтверждение этих взглядов приводятся различные циклические процессы в мировой экономике, в частности, кондратьевские циклы, связанные с переходом от одной технологической парадигмы к другой.

В этом контексте стоит упомянуть работы участников семинара «Стратегическая матрица», которым руководит профессор А.И. Агеев, и журнал «Экономические стратегии» . В основу их подхода положены экспертные оценки и выделение циклических компонент в экономических, социальных, технологических процессах. Схожий взгляд, направленный на выявление внутренних закономерностей был развит сотрудником Института философии РАН В.Г. Будановым. По его мысли, речь должна идти не о циклах, а о более сложных фрактальных структурах – ритмокаскадах. В этом подходе анализируются не экономические или социальные параметры, а архетипы коллективного бессознательного, которые самым существенным образом могут проявляться в конкретных исторических процессах.


Рис.4 Российская государственность в ХХ I веке 1. корпоративный (от призвания Рюриков), князь правил «со дружиною». 2. авторитарный (от воцарения Грозного), подавление элит. 3. идеологический (от Сергия, Куликова поля), оформление национальной идеи. 4. религиозный (от крещения Руси.), однако, сегодня следует учитывать и ритмокаскады ислама, который для многих народов России пришел на 50 лет раньше христианства. 5. пассионарный (от образования Запорожской Сечи) 6. соборный (от Великого стояния на Угре) 7. индивидуальный, в протестной форме (Пугачев), перерастает в либеральный. 8. общинный, в протестной форме (Разин), перерастает в социалистический. 9. исполнительский (от начала дома Романовых), далее элитно-бюрократический.

На рис. 4 приведены результаты моделирования социальных архетипов. В соответствии с ними к 2030 году в России закончится период перестройки, радикальных перемен. На данном этапе сформируется сильное государство с уважаемой и эффективной центральной властью, понятой и принятой народом идеологией. К этому моменту акцент будет сделан не на геоэкономике, а на геокультуре. И в этом контексте Россия, в соответствии с прогнозом, должна занимать одно из ведущих мест в мире.

«Ну а как же будет на самом деле?» – иногда спрашивают в этом месте студенты или слушатели. – «Это вопрос сродни тому, что будет показывать телевизор. Многое зависит от той программы, на которую мы его переключим». Синергетика, анализируя многие сложные объекты, показывает, что будущее неединственно. И какой из сценариев будет реализован, зависит от действий политиков, элит, больших социальных групп.

Сотрудник Института сложности в Санта-Фэ, нобелевский лауреат Брайан Артур в своё время проанализировал ряд выборов в истории техники. В самом деле, почему на циферблате наших часов 12 цифр, а не 24 или не 6? Случайность привела к такому выбору (в Средневековье строили часы на циферблатах которых было и по 24 цифры). Да и почему стрелка «крутится по часовой стрелке»? Нашли часы, где она крутилась против. Тоже вполне «конкурентоспособный» вариант . В Интернете была очень интересная дискуссия, почему двигатели внутреннего сгорания вытеснили паровые машины. И вновь свою роль сыграло «чуть-чуть» и случайность в лице Генри Форда, превратившего в товар автомобиль именно с бензиновым двигателем. И вполне возможно, что на новом техническом уровне к забытым проектам вернутся.

С проектом «Россия» так не получится. В сложных необратимо развивающихся системах более жесткие ограничения, чем в мире техники, более сложные взаимосвязи, но и свои возможности.

Искушение сверхчеловеком

Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?
Ф. Ницше

 

Я хотел бы, чтобы в этом вопросе у вас была полная ясность. Мы – не люди. Мы – людены. Не впадайте в ошибку. Мы – не результат биологической революции. Мы появились потому, что человечество достигло определенного уровня социотехнологической организации.
А. Стругацкий, Б. Стругацкий.

В конце XIX века философ и писатель Фридрих Ницше выдвинул тезис о сверхчеловеке. Капитализм требовал ликвидации сословных привилегий и равенства всех перед законом. Реакцией на это стала мечта о новом неравенстве, новой расе, которая будет править, творить, создавать новый мир. По мысли Ницше, это люди, «которые… проявляют себя по отношению друг к другу столь снисходительными, сдержанными, нежными, гордыми и дружелюбными, – по отношению к внешнему миру, там, где начинается чужое, чужие, они немногим лучше хищных зверей… в основе всех этих рас нельзя не увидеть хищного зверя, великолепную, жадно ищущую добычи и победы белокурую бестию». Идеи Ницше породили размышления о новом человеке, человеке будущего, которые пронизывали культуру и гуманитарные науки ХХ века, которые и сейчас находятся в центре внимания. Судя по этой цитате, «сверхчеловек» в обычном понимании как-то сразу оказывается «недочеловеком». Цена, которую предстоит заплатить за «сверхчеловечность» – один из главных вопросов во всей этой проблематике.

Каждая историческая эпоха порождает своего человека, своих героев, свой спектр жизненных траекторий. Верно и обратное – человек своего времени и творит это время. И говоря о большом проекте для России, следует иметь в виду не только экономику, ресурсы, технологии, стратегии иных цивилизаций, но и человека, которому предстоит жить в будущем, которое проектируется сегодня.

На эту важнейшую взаимосвязь «человек-эпоха» обращал внимание один из основоположников социологии Макс Вебер. По его мнению, протестантство с его отношением к успеху, как к божественному одобрению, проявляющемуся в достатке и богатстве человека, сыграло ключевую роль в становлении капитализма и в формировании необходимой для этого трудовой этики.

Анализируя несколько десятков цивилизаций историк, этнолог, мыслитель Лев Николаевич Гумилёв, обратил внимание на то, как меняется «цвет времени», царствующие в обществе стереотипы, доминирующие социальные группы. В дряхлом этносе, находящимся в «мемориальной фазе» тон задают субпассионарии – социальные мародёры, стремящиеся украсть, присвоить, получить у общества лишнее. И лозунг: «Когда-то и мы были великим народом»… Не правда ли, есть нечто напоминающее современную Россию? В фазе подъёма, напротив, тон задают пассионарии, готовые своей жизнью заплатить за воплощение своих идей и планов, стремящихся дать обществу, а не взять у него. Тут императив: «Будь тем, кем ты должен быть!» Общее выше личного!

Развитие математической истории, тесно связанной с синергетикой, поставило этот качественный взгляд на количественную основу. В XIV веке арабский мыслитель Ибн-Халдун, осмысливая расцвет и закат известных ему государств, ввел важное понятие асабии – взаимного доверия, сплоченности, способности совместно отстаивать общие интересы.

В последние десятилетия появились количественные данные, характеризующие экономику, численность населения, социальную стабильность ряда древних обществ. Они показали наличие вековых циклов. Структурно-демографическая теория, тесно связанная с концепцией Ибн-халдуна и представлениями об асабии, позволяет описывать и реконструировать эти циклы . Асабийя, по сути, является характеристикой самоорганизации в обществе, показателем того, насколько активно мы готовы поддерживать «своих». Аналогичная величина, как показало математическое моделирование, может оказаться решающей в сценариях «столкновения цивилизаций», которые предрекают в XXI веке американский историк и политолог С. Хантингтон .

«Научный коммунизм», который в советские времена проходили в ВУЗах, много рассказывал о новом человеке. Велась и работа в этом направлении . Был поставлен впечатляющий эксперимент в системе образования – огромное большинство молодёжи учили серьёзно, систематически, давая целостную картину реальности. Учили так, как сейчас на Западе учат только элиту. И это давало результаты. Все страны, идущие вверх, скопировали те или иные фрагменты советского эксперимента. Конечно, то, что сейчас есть в России – бледная копия того, что было. Однако нельзя сбрасывать со счетов, что за 20 лет интенсивного реформирования развалить удалось не всё.

Значим кубинский опыт работы с людьми. В своё время, находясь в очень тяжёлом положении, руководство страны сделало акцент на хорошем образовании молодёжи и на первоклассном медицинском обслуживании. В 1991 году российские спецслужбы давали социалистической Кубе несколько месяцев, в любом случае не более полугода, и считали, что больше ей не продержаться. Но страна-то выстояла, экзамен оказался успешно сдан.

«Оранжевые революции» следует отнести к высоким гуманитарным технологиям конца ХХ века, использующим приемы манипулирования сознанием и социальную самоорганизацию со знаком минус. О важности этих технологий на постсоветскос пространстве говорить излишне. Сейчас эти инструменты влияния на общество – значимая угроза для любого большого проекта. Насколько можно судить, серьёзный научный анализ этих инструментов, в отличие от множества западных «мозговых центров», «фабрик мысли», активно занимающихся этим, в нашем отечестве пока не начат.

В мире попытки расширить возможности человека и в чисто физическом плане предпринимались, предпринимаются и, очевидно, будут предприниматься. Только что прошла Олимпиада, и надо отдать себе отчет в том, что многие результаты находятся у пределов человеческих возможностей. Нам довелось работать со спортивными медиками, и цифры, которые знают специалисты, поражают воображение. Артериальное давление у тяжеловеса, толкающего штангу, не 120 на 80, а… 420 на 380. Специалисты говорят об измененных состояниях сознания, о «белой радости». У ряда спортсменок–биатлонисток сердце делает 40 ударов в минуту. Кислотность у спортсменов-профессионалов такова, что обычный врач констатирует, что организм «находится в состоянии, несовместимом с жизнью».

В работы по «физическому апгрейду» человека сейчас в мире вкладываются десятки миллиардов долларов. И «политический спорт», золотые медали, престиж государства здесь совсем не главное.

Самое слабое звено в нынешнем способе ведения боевых действий – человек. Его скорость реакции, способность к анализу ситуации, возможность выдерживать перегрузки, да и многое другое определяют пределы совершенствования боевой техники. А если "усилить" это звено и раздвинуть эти пределы? Второе направление "апгрейда" – вернуть людям с ограниченными возможностями, эти возможности во всей полноте (естественно, каждый успех здесь тоже шаг к сверхчеловеку). Наконец, проекты по радикальному (30 и более лет) продлению активной, полноценной жизни человека. Тут поиски не остановить.

В "Компьютерре" была замечательная статья про то, что крылья, рога или хвосты нам ни к чему, даже если бы биотехнологии нас всем этим одарили. Тем не менее, замечу, что порог тут может оказаться совсем близко. В самом деле, чтобы добиться реального преимущества не надо слишком много. Достаточно добавить чуть-чуть по сравнению с противником. Огромная индустрия допингов это наглядно показывает.

Известный российский биотехнолог С.Д. Варфоломеев считает, что принципиальные проблемы решены, и возможность создания новых органов для человека – дело 5-10 лет (например, ощущающих магнитные поля и радиоактивность, если человек работает с ними). Одна из перспектив нанотехнологий – роботы, путешествующие по кровеносной системе и дробящие холестериновые бляшки (перспектива ближайших 15 лет, и повышение продолжительности активной жизни на 10?30 лет). Сейчас в магазине можно было купить мобильник, в будущем – годы молодости.

И, наконец, очевидное. Весь геном конкретного человека, расшифровка которого, как полагают, через несколько лет будет стоит не дороже 1000 долларов, уже помещается на стандартную "флэшку". Исследователи пока только учатся читать эти тексты. Но делают это быстро. Лауреат Нобелевской премии Дж. Уотсон считает, что весьма скоро мы сможем сказать всё о наследственных заболеваниях ещё не родившегося ребенка и почти всё о его способностях, склонностях, "болевых точках". Но если с первых месяцев понимать, для чего человек рожден и к чему лежит его душа, то одно это будет иметь революционные последствия.

И, пожалуй, самый большой искус связан не с новыми социальными и не с физическими характеристиками человека, а с расширением его сознания, с апгрейдом его интеллектуальных, эмоциональных, интуитивных, творческих способностей. Одним из пророков новой эпохи считают американского исследователя Тимоти Лири. Его исследования влияния наркотиков на здоровую и больную психику не только породили моду на наркотики на Западе, но и поставили общество на грань глубоких перемен. Его восьмиконтурная модель психики до сих пор воспринимается как оригинальное предвидение, надежда, которую будущее может оправдать. По сути, в 1968 году традиционному западному миру и его ценностям был брошен серьёзный вызов. Этот мир выстоял. Социальных, технологических, да и концептуальных ресурсов, чтобы уйти в отрыв, создать новую, в чём-то более высокую модель жизнеустройства бунтарям не хватило. Но, может быть, просто эта попытка намного опередила своё время?

Выскажу крамольную мысль. Человечество и Россия во многом движутся по инерции, потому, что мы не понимаем, что же такое человек, какова его природа, каковы наши ограничения, какие игры с виртуальной реальностью мы можем себе позволить, а какие нет. Что говорить, когда психология счастья – важнейшее направление всех гуманитарных наук – начала развиваться только в последние несколько лет.

Отдадим себе отчет в том, что в структуре нашего знания имеется громадный пробел, связанный с исследованиями человека. И тем более, с возможностями его апгрейда. Оптимисты полагают, что именно там ждет нас воплощение желаний, именно там можно обрести силы и технологии для большого российского проекта . Пессимисты полагают, что такого ящика Пандоры у человечества ещё не было. Космос и бомба были, прежде всего, делом государств, а нанотехнологическая или нейропсихологическая революция может поставить перед выбором каждого. Скептики толкуют о том, что у человечества всегда до сих пор находились системы сдержек и противовесов, позволяющие "приручить" или "затупить" даже самые эффективные технологии.

Посмотрим. Ждать, видимо, осталось недолго.

Не дураки и не дороги…

Чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй…
В.К. Тредьяковский

 

Спустимся с небес на грешную землю. В математике народ любит формулировать необходимые условия. Очевидно, есть они и для того, чтобы большой проект для России состоялся. Правильно было бы и о них тоже сказать.

Помнится, великий историк и поэт Карамзин, вручал царю "Историю государства российского". И на вопрос, в чем же состоит главная идея российской истории, ответил: "Воруют-с". Но, думаю, что ему и в страшном сне не могла приснится та реальность, в которой придется жить его потомкам.

По данным Генеральной прокуратуры, объём взяток, ежегодно даваемых в России, сравним с национальным бюджетом. По её же данным, около 90% лекарств, продаваемых в России как импортные препараты, являются фальсификатом. Эта беда дошла и до онкологических препаратов, и до нейролептиков.

Моментом истины, раскрывшим состояние вооруженных сил страны, на которые выделялись немалые суммы, стало "принуждение к миру" в Грузии в августе 2008 года. Вспомним что В.В. Путин, будучи президентом, выделял оснащение армии современным оружием в качестве одного из приоритетов. Оказалось, что на штурмовиках СУ-25 (которые были сбиты) не было компьютеров и, соответственно, электронных карт. Отечественные танки, как выяснилось, не имеют тепловизорных систем, а поэтому беспомощны ночью.

Не секрет, что в ряде регионов России практически нет некриминальных социальных траекторий – чтобы выживать приходится выходить из правого поля… "Откаты" по ряду проектов уважаемых министерств доходят до 50% суммы контракта.

Безусловно, огромный размах коррупции и преступности опасны. Но ещё более тревожат два других обстоятельства. Первое – если что-то сделано с "откатом", то, естественно, возникает вопрос, а то ли и так выполнено, как нужно, а также вопрос, сделано ли оно вообще или нет. Второе – всё, что сказано и напечатано, ни для кого, а уж, тем более, для силовых структур, не секрет. Но оно не устраняется десятилетия. Значит, пока власть, кто бы её не осуществлял, работает в режиме "управленческого хаоса". Левая рука не только не знает, что делает правая, но уверенно творит нечто прямо противоположное. Войну силовых структур мы уже видели. Таким образом, организации или самоорганизации российских элит ещё не произошло. А без этого большого проекта не начнёшь. Корабль не двинется с места, если выполняется 5% приказов капитана… Браться за большой проект, не поставив в отведенные и совместимые с развитием рамки – всё равно, что носить воду решетом.

Второе условие связано с тяжёлым состоянием населения страны. В 90-х годах ХХ века смертность без эпидемий и природных катастроф выросла на 60%. Такого никогда и нигде в мире не наблюдалось. Всемирная организация здравоохранения рассматривает Россию как самое опасное место в мире. Например, в 2002 году на 100000 жителей приходилось 245 смертей от внешних причин, в том числе 158 от несчастных случаев, 41 – самоубийств, 33 – убийства. По этому показателю мы опережали Сьерра-Леоне, Бурунди, Анголу и почти вдвое превосходили Колумбию и Кипр

Особое место России в сфере потребления алкоголя показывает рисунок 5. На нем видно безусловное первенство России, а также геоклиматическую и историческую обусловленность алкогольной ситуации в различных странах. По оценкам сотрудника Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН А.В. Подлазов, негативное влияние реформ начала 90-х годов на смертность населения России эквивалентно увеличению потребления спиртного всего на четверть, т.е. ровно на столько, насколько его удалось снизить на пике антиалкогольной кампании . От себя замечу, что стабильное уменьшение потребления на четверть это, по мнению экспертов, гигантский социальный сдвиг, настоящее чудо. Но и в нынешней кризисной ситуации и чудо не стоит сбрасывать со счетов.

Разумеется, потребление алкоголя связано с общим социальным неблагополучием, со стрессом реформ, с разрушением привычного уклада и ликвидацией значительной части обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства страны, наконец, с отсутствием понимаемого и принимаемого большого проекта. И всё же в качестве палача, приводящего приговор в исполнение, сейчас выступает водка.

Не надо думать, что это наш национальный порок (помните петровский «всепьянейший собор», «всесилие Руси есть от питие» или некрасовское «он до смерти работает, до полусмерти пьёт»). Другие страны «водочного пояса» – Англия, Швеция, Норвегия, Финляндия тоже прошли через это и успешно справились с такой бедой . Польша сейчас идет по этому пути. Есть разработанные и успешно применявшиеся социальные технологии.

Но чтобы победить Дракона кто-то должен взять в руки меч…

Синергетический эпилог

Я, ты, он, она,
Вместе – целая страна.
Вместе – дружная семья,
В слове "мы" – сто тысяч "я"
Большеглазых, озорных,
Черных, рыжих и льняных,
Грустных и веселых
В городах и селах!
Р.И.Рождественский

НАЧНЕМ думать о будущем, которое только начинается. Планировать будущее для наших внуков >лучшее общество.
Будущее – не неизвестность, оно не обязательно должно ухудшаться. Впервые в истории человек знает достаточно, чтобы создать такое общество, к которому он стремится. Мы должны помочь народу понять представленное ему право выбора, а осуществлять его должен сам народ.
С. Бир

 

Идеи и представления синергетики сейчас всё шире применяются в гуманитарных науках. Тем не менее, каждый раз, когда происходит обещанное синергетикой, это по-прежнему вызывает удивление. Одно из ключевых представлений синергетики – представления о бифуркации (от франц. bifurcation – раздвоение, ветвление). Бифуркация, в математическом смысле, это потеря устойчивости или изменение числа решений определенного типа при изменении параметров системы (таким параметром может быть время или, точнее говоря, медленное время, по терминологии выдающегося историка ХХ века Арнольда Тойнби). В гуманитарном контексте это время выбора, когда предыдущая траектория становится неустойчивой и ответвляется несколько других устойчивых траекторий. В самой точке бифуркации случайные факторы, малые управляющие воздействия, игровые и субъективные моменты могут приобретать решающее значение. В соответствии с представлениями синергетики развитие сложных систем реализуется через последовательность бифуркаций, через выбор одной альтернативы и отказ от других.

Не будем вспоминать историю – там бифуркациям нет числа. Жизнь каждого из нас определяется тем, как мы проходим свои точки бифуркации. В самом деле, одно из чудесных ощущений юности и детства это ощущение, что ты можешь быть всем – выдающимся спортсменом, властителем дум, президентом, наконец. Но… проходит время и приходится выбрать что-то одно. И наш внутренний мир, а затем и внешний преображается. Именно в точке бифуркации следует управлять.

«Принуждение к миру», связанное с событиями в Южной Осетии и Абхазии по мнению известного политолога А. Привалова, и знаменует прохождение Россией точки бифуркации. Нельзя теперь будет в одно и то же время говорить и об «энергетическом гаранте», и о создании «инновационный экономики», и не замечать, что одно исключает другое. Нельзя будет говорить и о «партнерстве» и «общем понимании мировых проблем» с Западом в целом и с США в частности, и в то же время закрывать глаза на афоризм, приписываемый З. Бжезинскому: «Америка в XXI веке будет развиваться против России, за счёт России и на обломках России». Придется выбирать: или то, или другое.

Помните слова премьера В.В. Путина: «Мы миролюбивое государство и хотим сотрудничать со всеми нашими соседями и со всеми нашими партнерами. Но если кто-то считает, что наше место на кладбище, то эти люди должны задуматься о последствиях такой политики для самих себя». Выбор делается на наших глазах. И естественно в этой ситуации, оставив на время в покое проблему «кто виноват», сосредоточиться на вопросе «что делать?»

Ещё одной ключевой идеей синергетики является концепция параметров порядка – тех ведущих переменных, к которым в процессе самоорганизации подстраиваются остальные параметры и характеристики сложной системы. Механизмы, которые приводят к этому в системах изучаемых в естественных и гуманитарных науках, кажутся совершенно различными, и это повод для отдельного разговора, но и результат один.

Руководители и политики, интуитивно чувствуя это, обычно толкуют о том, что приоритетов не бывает много. Вспомним ленинский план построения социализма – индустриализация, коллективизация, культурная революция. Да, собственно, и всё. Вполне достаточно для вывода страны на новый уровень, необходимый перед большой войной.

Что же сейчас может выполнить роль аналогичных параметров порядка? Их тоже три.

Создание государственного аппарата. Речь не идет о «реформировании», «модернизации», «ремонте». Видимо, почти всё придется отстраивать заново. Придётся обеспечивать наблюдаемость страны и прозрачность процессов, происходящих на её территории. Придется вернуть государству функцию реального целеполагания, планирования и контроля. Задачей национального масштаба, от которой зависит само существование нашей страны, является декриминализация России и возврат коррупции в те рамки, в которых она находится в развитых государствах. Замечу, что ряд государств проходили через это и соответствующие технологии с опытом их применения в мире есть. Без этого вложение денег в какие-либо сферы жизнедеятельности подобны попытке вычерпать море. Да и премьер довольно часто напоминает, что трату денег нынешняя российская власть уже освоила, осталось только научиться получать от них отдачу. Замечу, что речь идет даже не о нравственных и мировоззренческих аспектах. Мировой опыт говорит, что ставка на хозяйство с большим весом «серого» или «черного» сектора исключает развитие, которое сейчас России необходимо как воздух.

Один момент. Кадровое обеспечение Российской академии государственной службы при Президенте РФ ниже всякой критики. Всерьёз управленцев для госаппарата сейчас просто не готовят. Российская академия государственной службы, например, в основном сориентирована на краткосрочные курсы, переподготовку, вечерников и заочников… Не так давно на своих занятиях в этой академии я поинтересовался у госслужащих, какова доля России в мировом энергетическом бюджете? Завязался спор. Люди, занимающиеся не малые должности в госаппарате никак не могли прийти к единому выводу – «пессимисты» полагали, что 50%, а оптимисты, что 70%. Так же ясно представляют многие наши госслужащие многие другие важнейшие показатели, характеризующие Россию.

Замечу, что аналогичная ситуация нашла место в своё время и в госаппаратах других стран. Примерно те же вопросы ставил Норткот и Тревильян относительно английской госслужбы в …1854 году (Норткот был тогда премьером, а Тревильян администратором Ост-Индийской компании). И тут тоже есть традиции, технологии, мировой, да и российский опыт. Никому не придет в голову посадить в кресло пилота человека, который не проходил соответствующей подготовки. Почему же мы думаем, что «рулить» проектами, затрагивающими сотни тысяч людей и стоящих, подчас, сотни миллионов может любой «хороший человек»?

Возрождение человека. В нашей стране, по сути, не обеспечены почти у всех главные составляющие благополучной жизни: безопасность – работа – жильё – будущее – дети». Поэтому, вероятно, и здесь придется «прозреть» и не обманывать себя и те самые 97% граждан России, полагающих, что не несут никакой ответственности за её судьбу.

Нельзя сбрасывать со счетов и отсутствие безопасности в России.

Наверно, многие из читателей видели искреннее сочувствие в глазах пришедших милиционеров и явные намеки, что они даже не предполагают искать пропавшее. Чтобы войти с улицы в дом и сесть за стол мне надо открыть 5 замков (соседей по лестничной клетке обворовали на прошлой неделе). Мы оказываемся в руках жуликов и мошенников. Множество образчиков чудесной рекламы "нанокремов", "нанопорошков" и даже "наноуслуг". Все они в лучшем случае являются надувательством, если же там действительно есть наночастицы, то всё серьёзнее. В России нет ни центров, ни оборудования, чтобы сказать, что это снадобье безопасно…

Во многих московских пятиэтажках, построенных при Хрущеве, цена за квадратный метр превысила 7 тысяч долларов… Говорить при этом о "национальный проектах, ориентированных на человека", о "невидимой руке рынка", которая всё отрегулирует – большой цинизм.

Люди, ориентированные на коллективные ценности, на различные формы альтруизма, в течение последних 20 лет сплошь и рядом оказывались в дураках. Но без них общество просто распадется. Один американский политтехнолог дает следующую рекомендацию для уничтожения организации, государственной элиты: надо лишить структуру духовных, идеологических и вообще любых "высоких" оснований её деятельности, а затем перевести всё на чисто денежную основу. Это не про нас с вами?

Что касается образования и его качества, то в нынешней России это постоянный источник стресса для десятков миллионов человек: четверть школьников России получили двойки по ЕГЭ. А, кстати говоря, вы знаете, что такое синекдоха, парафраз и гипербола? А если бы готовились е ЕГЭ по русскому языку (!) обязаны были бы знать и искать их в предложенном тексте. А с другой стороны… Мой коллега, преподающий в мединституте пришёл в ужас от уровня культуры и эрудиции 5-курсников и на коллоквиуме кроме специальных вопросов задает несколько общих вопросов. Например: «А где водятся пингвины – в Арктике или в Антарктике?» Будущий врач отчеканила: «Во-первых, Арктика и Антарктика – это синонимы. Во-вторых, там вода и никто водиться не может». «Но где же пингвины-то водятся?» – спросил обескураженный преподаватель» – «В северных регионах России!» В образовании, как и во многих других сферах стратегия была одна и та же – развалить одно и не создать другое…

Чтобы реализовать большой проект люди должны не отчаиваться, уважать себя, любить свою страну и надеяться на будущее. По сути, это отстраивание внутреннего мира и социальных связей, исходя из других принципов самоорганизации. Обретение внутреннего согласия и единства общества в отношении нескольких главных сущностей. Конечно, это гораздо сложнее, чем справиться с госаппаратом. Разбитое – не склеить. Много надо выращивать заново. Но некоторым цивилизациям и странам, это удалось, значит и у нас есть шанс.

Как ни странно, но именно в этой сфере очень многое в России находится в руках первого лица. (отбросим даже культивируемую веру в «хорошего царя и плохих бояр». Вреда от этой сказки больше, чем пользы. Каков царь, таковы и бояре…). Кажется, Александр  III в кругу приближенных говорил, что царь не может заниматься всем и делать всё и должен сделать две вещи. Окружить себя понимающими в своём деле честными помощниками, на которых можно положиться и которые будут вести разные сферы государственной жизнедеятельности. Показывать личный пример отношения к государственным делам и своему народу.

Освоение Евразии. В наследство от Российской империи и Советского Союза нам досталось огромная страна с гигантской территорией. От того, кто, в каком количестве и как на ней будет жить, зависит само существование мира России.

В геополитике известна "транспортная теорема", рассматривающая два механизма, ограничивающих пространственное развитие государственных организмов – управленческий и экономический. В соответствии с первым характерные размеры государства L не могут превышать vt , где v – характерная скорость распостранения информации внутри государства, t – характерная длительность процессов, подлежащих управлению из центра. (Отсюда следует, к примеру, что характерный радиус древних и средневековых сухопутных империй меняется от 200 до 1000 километров). В соответствии с экономическим механизмом, предполагающим развитие, «сохранение единства полицентрического государственного организма возможно тогда и только тогда, когда развитие общеимперской инфраструктуры опережает экономическое развитие регионов» .

Это тем более актуально не только из-за огромной неконтролируемой миграции в Россию, но и из-за разительного контраста в укладе жизни и темпах развития сопредельных Китая и Японии.

Если много лет ничего не делать или имитировать работу, то потом чтобы привести дела в порядок обычно нужны гигантские ресурсы. Сейчас руководители, отвечающие за дорожное строительство в России, говорят о 50 триллионах, которые необходимо вложить только для того, чтобы привести в порядок автомобильные дороги России.

Однако в целом задача представляется гораздо более глубокой, сложной и системной. В 2008 году в Институте проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН была проведена конференция "Горизонт – 2030", посвященная проектам и перспективам развития транспортной инфраструктуры России. Новизна технологических решений, острота проблем, о которых говорили исследователи с Дальнего Востока, Сибири, других регионов, масштаб задач, о которых шла речь, выделили эту конференцию из общего ряда. На конференции из уст директора этого института академика С.Н. Васильева прозвучала важная мысль, поддержанная другими докладчиками: «Следует изменить отношение к Сибири, Дальнему Востоку, Северу и перестать рассматривать их как "мост" или "кладовую". Под мостом жить неудобно, а из кладовой просто берут, что надо, а потом запирают двери и гасят свет. Эти края должны быть таким же домом, каким являются многие другие регионы страны».

В связи с созданием высокотехнологичной транспортной системы (ВТС) России можно обратить внимание на проект, предложенный руководителем Фонда развития РФ, профессором Е.М. Гриневым. В этом проекте (см. рис. 6) речь идет об интеграции железнодорожного, автомобильного, авиационного, речного и морского транспорта и магистральной оптико-волоконной системы. В этом случае открываются новые возможности для оптимизации перевозок в пространстве «вид транспорта – маршрут – цена – скорость – качество«.

Речь идет о вложении примерно 4-х триллионов долларов, создании более 20 миллионов рабочих мест, строительств 47 тыс. км. путей, прокладке 23 тыс. км. оптоволоконного кабеля и главное – о создании современной экономической и социальной инфраструктуры. Предполагается увеличение доли высокотехнологичной продукции (взамен сырья) в 10?14 раз, сокращение сроков доставки грузов из Азии в Европу в 2?3 раза и увеличение объёмов товаропотока в 60?70 раз. Только транзит грузов через Россию по оценкам фонда должен дать 25?30 миллиардов чистой прибыли.

Контуры большого инфраструктурного проекта могут меняться. Ряд экспертов доказывает необходимость строительства Северо-Сибирской магистрали. Другие ставят под сомнение необходимость и возможность пути с Чукотки на Дальний Восток. Однако то, что проект такого типа необходим России, что без него у страны нет будущего, среди специалистов мало кто сомневается.

Инфраструктурные проекты такого масштаба затрагивают и геополитику, и геоэкономику, и геокультуру, существенно меняет всю технологическую сферу. Наверно, на этом стоит остановиться подробнее.

Выдающийся математик, философ, мыслитель, академик Н.Н. Моисеев видел аналогию между становлением Руси на пути «из варяг в греки» и развитием новой России, прокладывающей магистраль «из англичан в японцы». На недавно прошедшей в ИПМ конференции по математической истории не раз обращали внимание на ключевую роль Великого Шелкового пути, связывавшего в древности (– II - II , VI - VIII , XII - XIV в.в.) культуры Востока и Запада, проходившего по территории трех великих империй, обеспечивавшего информационную и технологическую связь цивилизаций Евразии. Чем-то похожим может стать ВТС – по крайней мере связность России, взаимодействие её регионов, "собирание страны" она обеспечит на гораздо более высоком уровне, чем это имеет место сейчас.

Ещё историческая аналогия. Ранг–размерный анализ показывает, что среди 42 тысяч населенных пунктов страны два выбиваются из общего ряда – Москва и Санкт-Петербург, население первой столицы превышает 10 миллионов, второй 5. Чтобы "прорубить окно в Европу" Петру понадобился развитый, многомодный, сделанный на основе лучших технологий форпост на Балтике. Сейчас Россия поворачивается лицом к Азиатско-Тихоокеанскому региону. И всё чаще встаёт вопрос о развитии большого, 5 миллионного форпоста на Тихом океане, обсуждается вопрос развития и строительства Большого Владивостока и конкурирующий проект «Большой Иркутск».

Эти проекты самым тесным образом связаны с образованием, наукой, духовно-нравственным состоянием общества. Вспомним исторический путь России – наша страна несла народам, большинство из которых добровольно присоединялось к империи более высокий уровень культуры, технологий и главное – отношений. Речь шла не о покорении народов, а, скорее, о приглашении жить в одной большой семье. «Инородцы» – Пушкин, Багратион, Левитан и тысячи других становились полноправными творцами русской культуры и славы… Видимо, иного пути в будущее у нашей страны нет. Несколько лет назад решено было закрыть, как «неперспективный» педагогический институт в Петропавловске-Камчатском. Опрос, проведенный местными социологами, показал, что после этого треть населения будет стремиться немедленно перебраться на материк – детей-то учить негде. Институт удалось отстоять, превратить в университет. Территориальная целостность страны и её рубежи сейчас отстаиваются не только в военной, но и в образовательной сфере.

Как ни странно, но именно грандиозность, небывалость задачи часто в России дает надежду на успех. В экономической географии показывается, что если протяженность шоссейных дорог на территории ниже некоторой величины (иногда в литературе называемой константой Гольца), то проложенные там железные дороги не могут втянуть эту территорию в культурную, экономическую, иную деятельность. В развитых странах значение этой константы равно 1?30, в России примерно 1?6,3 . Обустройство Евразии – грандиозная задача.

И вполне естественно, что решать её придется на новом технологическом уровне. На конференции «Горизонт – 2030» речь шла о струнном транспорте. Энтузиасты полагают, что электропоезда, двигающиеся по специальным рельсам, проложенным на опорах над землей, могут двигаться со скоростью 500 км/час. Подходящая скорость для российских просторов.

И вновь геополитика и стратегический выбор России. Финансовых ресурсов благодаря благоприятной мировой конъюнктуре у России сейчас немногим больше 700 млрд. долларов. Значит должен быть субъект, которым выгодна сильная Россия, которые увидят свою перспективу в превращении нашей страны в новую Евразийскую сверхдержаву.

Мир вязнет в финансовом кризисе. Одно из следствий этого – невозможность для России воспринять чужую экономико-технологическую траекторию. В самом деле, развитие капитализма произошло под знаменем американского техноценоза: дешевая нефть – автомобиль у каждого – система хайвэев. Техноценозами (по аналогии с биоценозами) назвают систему промышленных, управленческих, экономических технологий, доступных ресурсов, вписанную в данное географическое пространство и рассматриваемую как целостный объект .

Россия находится в экстремальных природных условиях – 2/3 территории лежит в зоне вечной мерзлоты, дешевой нефти уже нет, плотность населения почти всюду низка – копировать «нефтяной техноценоз», тем более в условиях исчерпания ресурсов мы не можем и не должны. Но есть иные варианты, конечно, также связанные с форсированным технологическим развитием. Либо тратить ресурсы рассредоточено, эффективно и экономно, для чего современные (а тем более будущие) компьютерные и иные технологии дают все возможности. Либо сделать ставку на газ, как на топливо для внутреннего потребления, развивать внутренний рынок и не отдавать необходимое за горсть стеклянных бус… Здесь нужно считать, сравнивать, оценивать, заниматься прогнозом и проектированием будущего.

Итак мы сформулировали необходимые условия реализации большого проекта для России… Удастся ли их выполнить? Окажутся ли они достаточными? Посмотрим.

После одной из побед русского флота Петр  I велел отчеканить медаль для участников этого сражения, на которой было выбито: «И небывалое бывает!»

Действительно бывает?