Давно стал очевидным тот факт, что в условиях современного мира, информационной революции и компьютеризации, успехов математического моделирования сложных социоприродных процессов неправомерно пользование устаревшими методами и моделями. Это утверждение верно и для науки в целом, и для правовой науки в частности.

Прежние методологические подходы к моделированию сложных социальных процессов не учитывают, или, по крайней мере, недооценива­ют факторы детерминации эволюционных процессов и конструктивность хаотического начала в Эволюции. [1] Интегративные тенденции науки стимулируются возникновением новых острых глобальных проблем. На этой почве стала постепенно формироваться новая область исследований, объединенная общей задачей системного изучения окружающей действительности. Это потребовало совместных координированных усилий специалистов самых разных научных направлений. [2]

Целый ряд понятий, некогда бывших достоянием исключительно узкого круга специалистов, теперь становятся междисциплинарными и общезначимыми, выходят далеко за рамки конкретного контекста и тех специальных задач, в связи с которыми они первоначально возникли. [3]

На этом фоне остро встала проблема междисциплинарного диалога. В разное время на роль дисциплины, призванной осуществлять коммуникацию между разными областями знания, претендовали разные науки - философия, математика, кибернетика, общая теория систем. Они выполнили свою функцию, но развитие науки продолжалось, актуальными становились новые подходы, основанные на достижениях перечисленных междисциплинарных наук.

На волне поисков «мостика» между разными науками, разными методами исследования в 70-е годы XX в. (благодаря трудам Г. Хакена, И. Пригожина и других исследователей) возникла синергетика (от греч. синергейя - содействие, сотрудничество) как междисциплинарное направление и­следований, как трансдисциплинарная наука.

Синергетика представляет собой теорию эволюции и самоорганизации сложных систем, дающую общие ориентиры для научного поиски, прогнозирования и моделирования процессов, в том числе, в сложных социальных системах. [4]

Вполне очевидно, что ее необходимо использовать при моделировании сложных (федеративных, децентрализованных) государств. По нашему мнению и мнению ряда исследователей, синергитический подход - это коэволюционный, междисциплинарный, коммуникативно-деятельностный процесс [5] ; научное направление, занимающееся исследованием самоорганизации и образования, поддержания и распада структур в системах самой разной природы (физических, химических, биологических, социальных и так далее [6] ); это новая, всеобъемлющая теория изменения, суть которой сводится к следующему. Некоторые части Вселенной могут функционировать как «механизмы» - таковы замкнутые статичные системы. В правовой науке под ними зачастую рассматриваются и государство, и право. Однако подобные системы составляют лишь малую долю Вселенной. Большинство же систем открыты - они обмениваются энергией, веществом и информацией с окружающей средой, в результате чего в них происходят интенсивные изменения. К числу открытых систем, без сомнения, принадлежат социальные системы, каковыми в действительности являются и государство, и право, а это означает, что любая попытка понять их в рамках механистической модели, традиционно используемой правовой наукой (например, теория нормативизма), заведомо обречена на неудачу. [7] Реальность, в том числе царящая в сфере публично-правовых отношений, отнюдь не является ареной, на которой господствует порядок, стабильность и равновесие. Мы видим, что главенствующую роль в окружающем нас мире играют неустойчивость и неравновесность.

Один из ключевых моментов синергетической теории И. Пригожина связан с возможностью спонтанного возникновения порядка и организации из беспорядка и хаоса в результате процесса самоорганизации. Однако это правило действительно только для так называемых неравновесных систем, где на первый план выступают нелинейные отношения. Такие системы ведут себя необычно, они чрезвычайно чувствительны к внешним воздействиям. [8] Весьма убедительной иллюстрацией неравновесных состояний социальных систем служит история нашего государства: события 1917 г. и последовавшие за ним процессы были не чем иным, как бифуркацией в сильно неравновесной социальной системе, локальные флуктуации в которой привели к слому старой системы и строительству новой.

Известный футуролог Э. Тоффлер заметил по этому поводу, что основные постулаты синергетики «имеют не меньшее, если не большее, значение для социальных, экономических или политических реальностей. Такие слова, как «революция», «экономический кризис», «технологический сдвиг» и «сдвиг парадигмы» приобретают новые оттенки, когда мы начинаем мыслить о соответствующих понятиях в терминах флуктуации, положительных обратных связей, диссипативных структур, бифуркаций и прочих элементов концептуального лексикона школы Пригожина». [9]

Добавим, феномен федерализма как сложной и открытой общественной системы также приобретает совершенно иную конфигурацию, если рассматривать его с позиций синергетики. Необратимые процессы здесь являются источником порядка, порождают более высокие уровни организации, примером чего может служить возникновение в 90-е годы XX в. «нового» российского федерализма из хаоса «парада суверенитетов».

Пригожин пишет по этому поводу: «При пере­ходе от равновесных условий к сильно неравновесным мы переходим от повторяющегося и общего к уникальному и специфичному. Действительно, законы равновесия обладают высокой общностью: они универсальны. Что же касается поведения материи вблизи состояния равновесия, то ему свойственна «повторяемость». В то же вре­мя вдали от равновесия начинают действовать различные механизмы, соответствующие возможности возникновения диссипативных структур различных видов... В состоянии равновесия материя «слепа», тогда как в сильно неравновесных условиях она обретает способность воспринимать различия во внешнем мире и «учитывать» их в своем функционировании. [10] Для сферы государственного строительства это означает, в частности, что закрытые системы, функционирующие по выработанным «классической» наукой универсальным законам, стремятся к воспроизведению своих начальных параметров, им свойственна повторяемость норм и институтов, они не способны воспринимать различия во внешнем мире и стремятся к хаосу: «для изолированных систем будущее всегда расположено в направлении возрастания энтропии». [11]

Совершенно иную картину представляют собой открытые системы, к которым традиционно относят и реальный федерализм (полицентризм). Они функционируют с возрастанием уровня упорядоченности, обладают способностью учитывать изменения во внешнем мире в своей структуре, более вариабельны и динамичны.

Различие между традиционным и эволюцион­ным (синергетическим) подходом к государству и праву, таким образом, все более напоминает раз­ницу между классической механикой и механикой квантовой. В классической механике «гармония, безраздельно царящая в мире звезд», представала как явление, распространяющееся и на человеческое общество, однако впоследствии данный подход был в значительной мере оспорен. [12]

В «классической» юридической науке государство и право также предстают идеальными упорядоченными моделями. Между тем пришло время поставить под сомнение и этот постулат. Практика показывает, что система норм и институтов изменяется практически каждый день; скорость этих изменений к настоящему времени такова, что традиционная юридическая наука просто не успевает осмыслить их при помощи выработанных ею идеальных моделей, что вынуждает ее искать новые способы познания реальности.

Синергетический метод отчасти дает ответ на вопрос об истоках симметрии/асимметрии в федеративных структурах. Так, по мнению Пригожина, «если в равновесном и в слабонеравновесном состояниях система остается пространственно однородной, то в сильно неравновесной области появление новых типов неустойчивости, в том числе усиление флуктуации, нарушает начальную пространственную симметрию». То есть вблизи бифуркаций основную роль играют флуктуации или случайные элементы, асимметрия, тогда как в интервале между бифуркациями доминируют детерминистические аспекты и симметрия. [13]

Несмотря на то, что синергетический подход развивается пока преимущественно в области точных наук, основная сфера применения его результатов - науки общественные. «Идеи... о нестабильности флуктуации, - пишут Пригожий и Стенгерс, - начинают проникать в социальные науки. Ныне мы знаем, что человеческое обще­ство представляет собой необычайно сложную систему, способную претерпевать огромное число бифуркаций, что подтверждается множеством культур, сложившихся на протяжении сравнительно короткого периода в истории человечества. Мы знаем, что столь сложные системы обладают высокой чувствительностью по отношению к флуктуациям. Это вселяет в нас одновременно надежду и тревогу: надежду на то, что даже малые флуктуации могут усиливаться и изменять всю их структуру; тревогу - потому, что наш мир, по-видимому, навсегда лишился гарантий стабильных, непреходящих законов». [14]

Синергетика, таким образом, определяется как постнеклассическое междисциплинарное направление исследований процессов самоорганизации в системах самой разной природы: естественных и искусственных, физических и биоло­гических, экологических и социальных.

Это методология ревизии, компромисса коммуникативной реинтерпретации, сохранение и умножение разнообразия человеческого опыт, [15] отражение процессов нарастающей трансдисциплинарности. [16]

Этим отчасти и предопределена та роль, которая, по нашему твердому убеждению, должна быть отведена синергетике в конституционно-правовой науке. Проблематика гражданского общества, государства и права, как и многие другие актуальные проблемы современности, комплексна и многомерна. Конкретные результаты в решении многочисленных и острых вопросов зависят не только от усилий отдельных дисциплин, но и от того, насколько эффективной и согласованной будет та методология, которая эти усилия будет координировать, объединять общим контекстом, языком и подходом. [17]

Синергетикой предлагаются следующие методологические подходы к моделированию сложных социальных систем, к каковым могут быть отнесены федеративные государств. [18]

Принцип «свертывания сложного». Сверхсложная хаотизированная среда при синергетическом подходе описывается небольшим числом фундаментальных идей и образов. Федерализм также крайне сложная и многогранная система, поэтому к нему применим тот же подход. Обилие правовых категорий может быть описано при помощи довольно простых схем, построенных по принципу выявления базовых характеристик федеративной системы.

Федерализм может быть охарактеризован как сложная саморазвивающаяся структура, которой присущи все качества данной разновидности систем.

Эффект «сверхбыстрого развития процессов в социальных системах». Согласно выводам синергетики рост народонаселения Земли неизбежно ведет к обострению глобальных кризисов, и в этом случае возрастает общая и локальная неустойчивость развития.

Некоторые исследователи в полный голос говорят о том, что мир уже вошел в зону глобальной бифуркации. На практике это проявляется в резком усилении интенсивности развития, в увеличении флуктуационной активности и, следовательно, повышении уровня нестабильности.

Другое следствие такого эффекта - возможность развития локальных систем повышенными темпами. Результат, на достижение которого прежде уходили столетия, сегодня может быть достигнут за гораздо более скромный временной промежуток. Так, федерализм может за несколько десятилетий развиться в государстве, знавшем прежде в основном унитарные формы территориальной организации власти.

Данный эффект касается динамических характеристик федеративных систем. Например, стро­ительство реального федерализма в России нача­лось только в 90-х годах прошлого века. Но для достижения нормальных показателей отечественному федерализму вряд ли понадобятся те 200 лет, в течение которых развивался американ­ский федерализм. Федерализму в ФРГ всего около 50 лет, но мы с полным правом можем считать его вполне зрелым общественным институтом.

Основное достоинство федерализма в связи с рассмотрением эффекта «сверхбыстрого развития процессов в социальных системах» заключается в том, что именно федерализм является способом нейтрализации главного негативного последствия подобного эффекта, а именно - общей и локальной неустойчивости развития. При этом модернизация неизбежно привносит в государственную систему нестабильность и бифуркации, но в то же время рост экономического и культурного уровня, увеличение связей, контактов, обменов приводит к торможению деструктивных процессов, на что и нацелена федеративная (полицентрическая) организация общественного порядка.

Принцип коэволюции. Данный принцип действует в области совместного развития разных си­стем (подсистем). Согласно общим закономерностям синергетики сложноорганизованным социо-природным системам нельзя навязывать пути их развития. В условиях федеративной (полицентрической) организации государства данный принцип получает различные наименования: «учет местных особенностей», «субсидиарностъ», принцип «низшего уровня», «децентрализация», «девлюция», «регионализация» и пр. В макрофедеративных процессах принцип коэволюции при­обретает несколько иной смысловой оттенок: нельзя навязывать федеративному государству готовые «рецепты», почерпнутые из опыта других федераций, однако это не должно означать отказа от использования зарубежного опыта федерализма.

Признание роли хаоса в эволюции. Синергетический подход подразумевает признание конструктивной роли хаоса в эволюции. По словам Пригожина, «в привычном нам мире равновесие - состояние редкое и весьма хрупкое». В сильно неравновесных условиях протекают процессы самоорганизации различных типов. Вещество в нерав­новесном состоянии обретает способность воспринимать различия, неощутимые в равновесных условиях. Этим неравновесная область разительно отличается от равновесной, где переход от одной структуры к другой неизбежно сопровождается ощутимыми возмущениями. [19]

Аналогом хаоса в социальной области является рынок в обобщенном смысле. Другой пример хаоса - партийно-политическая система, но только в случае, если она действительно свободна. Хаотично по природе своей и само общество. Хаотическая, диссипативная структура является показателем действительной связи элементов социума. Именно здесь следует искать истоки самоорганизации и следующего за ней порядка.

Данный синергетический принцип не раз уже показывал себя в ходе эволюции федеративных отношений в нашей стране. Из первоначального социального хаоса возникла древнерусская протофедеративная государственность, которая представляла собой полицентрическую систему, в определенный момент своей истории (XIII в.) не сумевшую адекватно отреагировать на окружающую ее враждебную среду. Из относительного хаоса возникло и московское государство, стремившееся ко все большей и большей моноцентричности, отрицавшее принцип коэволюции, всячески подавлявшее естественным образом возникающие в системе флуктуации, что привело к очередной бифуркации и хаосу в период смутного времени. Порядок, сложившийся после смуты, повторил предыдущий исторический опыт, вследствии чего в момент кульминации своего развития (начало XX в.) государственная система вошла в зону неустойчивых колебаний, при которых незначительная флуктуация привела к слому системы. Возникшая из хаоса гражданской войны советская власть в очередной раз вернулась к традициям построения в России закрытых моноцентрических систем (несмотря на то, что номинально она всячески подчеркивала свой федеративный характер). Строительство так называемого нового федерализма в условиях слома СССР в 90-е годы XX в. также подтверждает выводы синергетики. Анархистский лозунг: «Анархия - мать порядка» на наших глазах превращается в синергетическую формулу: «Порядок из хаоса» («Порядок через флуктуации»).

Метод ускорения эволюции. Путь постепенной самоорганизации в синергетике не является единственно возможным. Природа научилась многократно сокращать время выхода на нужные структуры посредством матричного дублирования (например, ДНК). Синергетика открывает принципы управления, экономии и ускорения эволюции. Это означает, что существует возможность строить формы социальной, в том числе федеративной организации, не только методом слепого отбора, многократных проб и ошибок. Существует путь многократного сокращения временных затрат и материальных усилий. В условиях бифуркации у государства нет времени на многовековой путь к развитому обществу, оно вынуждено сокращать эволюционный путь. Все это в полной мере относится и к федерализму.

Законы функционирования структурно-сложных систем. Объединение различных культурно-исторических и геополитических образований можно рассматривать сегодня в качестве глобального процесса. Однако процесс такого объединения, хотя и представляет собой общую цивилизационную тенденцию, протекает с огромными потерями, историческими отклонениями и задержками.

Синергетикой выработаны законы совместной жизни разнородных элементов мира с сохранением их культурно-исторических особенностей, темпа развития и прочее; она позволяет выявить законы коэволюции сложных «разновозрастных», развивающихся в разном темпе структур, а также «включения» простой структуры в более сложную. Знание этих законов позволяет понять способы объединения стран, регионов, геополитических целостностей, развивающихся в разном темпе, находящихся на разных стадиях развития, а также выработать научнообоснованную модель федерализма как способа организации сложных государственных систем.

Не всякие простые структуры могут быть объединены в сложную. Набор способов построения сложного эволюционного целого ограничен. Чтобы возникла единая сложная структура (федеративное государство), должна быть соблюдена опреде­ленная топология, «архитектура», «конструкция» новообразования. Структура федеративного госу­дарства должна отличаться определенными признаками, индивидуальными для каждого государства, но вместе с тем вполне поддающимися обобщению. Фактором объединения простого (субъектов Федерации) в сложное (федеративное государство) является некий аналог хаоса, флуктуации.

Основной принцип соединения частей в целое синергетика формулирует следующим образом: синтез простых эволюционных структур в сложную происходит посредством установления общего темпа их эволюции, при этом интенсивность процессов в различных фрагментах сложной структуры может быть разной.

Для теории федерализма это означает следующее: жизнь Федерации подразумевает общий темп развития ее субъектов, хотя интенсивность его может быть разной.

Эти выводы многое дают нам в плане дискус­сии о симметричной/асимметричной Федерации, а также при формировании стратегии бюджетного и экономического федерализма. При создании федеративной организации, определяющими в которой являются степень взаимодействия ее подсистем симметричности ее «архитектуры» («конструкции»), осуществляется выход на но­вый, более высокий уровень организации общества; делается шаг в направлении к сверхорганизации. Тем самым ускоряется развитие простых структур (субъектов Федерации), интегрированных в сложную (федерацию). Однако при этом система самостоятельно определяет свой внутренний масштаб и достигает «естественных размеров» [20] , вы ход за рамки которых чреват возникновением флуктуации (именно по такому сценарию, на наш взгляд, происходило развитие событий и последующий распад Российской Империи).

Пульсирующий ритм восхождения к единству. Путь к единению, к интеграции разных частей в целое не является равномерным, постоянным и однонаправленным. Эволюционное восхождение ко все более сложным формам и организациям проходит через ряд циклов распада и интеграции, «отпадения» от целого и включе­ния в него, торможения хода процессов и их ускорения. Из теории самоорганизации следует, что открытые системы с сильной нелинейностью пуль­сируют, подвергаются естественным колебаниям: тенденции дифференциации сменяются инте­грацией, разбегание - сближением, ослабление связей - их усилением.

Новейшая история российского федерализма в полной мере подтверждает данные выводы - на совсем коротком историческом промежутке (15 лет) отечественный федерализм продемонстрировал тот самый «пульсирующий ритм восхождения к единству».

Из состояния практически унитарного государства (в советский период) страна стремительно двинулась в сторону полураспада (90-е годы XX в.), а затем снова в направлении построения унитарного централизованного государства.

Советский федерализм (с точки зрения синергетики) проделал тот же самый путь - он проследовал через фактический распад страны (период революции и гражданской войны) по направле­нию к сверхцентрализации (30-е годы прошлого века).

Очевидно, что подобная «пульсация» - это не случайное течение событий, а закономерность. Подобные циклы заложены в самой нелинейности процессов. Сложные системы к моменту максимального, кульминационного развития демонстрируют внутреннюю неустойчивость к малым возмущениям, подвергаются угрозе распада. Синергетика вырабатывает рекомендации по развороту процессов распада Федерации в обратную сторону, переключению их на режим возобновления связей, затухания процессов в центральной части и их активизации на периферии структуры. [21]

На начальной стадии становления сложной (федеративной) структуры важна топологически правильная ее организация. Объединяясь, простые структуры (будущие субъекты Федерации) не просто «складываются» при входе в сложную систему, они определенным образом трансформируются, пересекаются, при этом какие-то их части отпадают. Имеет место «перекрытие с дефектом энергии». Это означает, что объединение приводит к экономии, меньшим затратам и усилиям. Сама топологически правильная организация сложной эволюционирующей системы (Федерации) дает мощный импульс ее развитию. Целое развивается быстрее составляющих его частей, ибо это связано с экономией материальных и духовных затрат.

На примере самоорганизации простейших организмов синергетикой были сделаны выводы о причинах полицентрической самоорганизации социальных систем. Пространственные характе­ристики любой системы определяются имеющейся в наличии ресурсной базой и способами коммуникации между низовыми звеньями системы.

Самоорганизация, таким образом, выступает как функция флуктуирующих внешних условий. По Пригожину, флуктуация, приводящая к смене режимов, не может сразу «одолеть» начальное состояние, она должна сначала установиться в некоторой конечной области и лишь, затем распространиться и заполнить все пространство. В зависимости от того, лежат ли размеры начальной области флуктуации ниже или выше критического значения, она либо затухает, либо распространяется на всю систему. При этом, чем быстрее передается сигнал по «каналам связи» внутри системы, тем выше процент безрезультатных флуктуации, и, следовательно, тем устойчивее система. Для полицентрической (федеративной) системы это означает, что многие проблемы федерализма (от угрозы сепаратизма до экономического застоя в регионах) могут быть решены посредством развития коммуникации между составными частями системы (субъектами Федерации).

Проблема коммуникации между подсистемами полицентрического (федеративного) государства напрямую выводит нас на проблему его разме­ра. Согласно выводам синергетики, критические размеры системы определяются конкуренцией между «интегративной силой» системы и механизмами, приводящими к усилению флуктуации (т.е. между центростремительной силой и факторами, способствующими росту центробежных тенденций). Ограничителем роста также может быть внешнее воздействие (среда воздействует снаружи и мешает росту системы). Чем сложнее система, тем более многочисленны типы флуктуации, угрожающих ее устойчивости. Для федеративного государства этот вывод более чем актуален, так как проблема распада федеративных систем не надумана. [22] По мнению Пригожина, «понятие структурной устойчивости находит широкое применение в социальных проблемах. Следует, однако, подчеркнуть, что всякий раз речь идет о сильном упрощении реальной ситуации, описываемой в терминах конкуренции между процессами саморепликации в среде с ограниченными пищевыми ресурсами». [23]

Таким образом, синергетика, по нашему мнению, представляет собой теорию эволюции и самоорганизации сложных систем, дающую общие ориентиры для научного поиска, прогнозирования и моделирования процессов в сложных социальных системах, в том числе в федеративных государствах.

Федерализм - сложная самоорганизующаяся система, комплексная парадигма, которая неоднократно критиковалась за свою неустойчивость, нестабильность, необходимость постоянного поддержания в обществе и государстве требуемого баланса сил и интересов, способных наполнить федерализм реальным содержанием. Но вместе с тем федерализм - это единственная модель управления, обеспечивающая дальнейшее гармоничное развитие территориально крупных государственных образований. В противном случае, под грузом множественных флуктуации они стремятся к бифуркации. Увеличение самостоятельности низовых властных структур (субъектов Федерации, муниципалитетов) и усиление их горизонтальной коммуникации «гасит» деструктивные флуктуации, не позволяя неравновесности системы преодолеть параметры необратимости.

Синергетический подход к моделированию федерализма, как представляется, связан с целым рядом основополагающих тезисов.

Синергетика может быть использована как основа междисциплинарного синтеза знания, для кроссдисциплинарной коммуникации. Методологию синергетики следует с полным правом применять в таких дисциплинах, как теория конституционного права, теория государства и права, конституционное право, поскольку она изучает эволюцию и принципы самоорганизации сложных систем, к каковым, без сомнения, может быть отнесено любое государство.

Синергетика способствует выработке новой методологии понимания путей эволюции социальных (в том числе, федеративных) систем, причин эволюционных кризисов и катастроф. Она может стать основой для принятия управленческих решений; «предсказаний» (прогнозирования) в условиях перманентной реорганизации государственных структур; конструирования конкретных правовых норм и институтов.

Синергетическии подход раскрывает следующие важные принципы нелинейного синтеза в государственно-правовой сфере:

  • во-первых, существование различных способов образования федеративной государственности, в том числе путем объединения простых государств (подсистем) в федеративное (сложную систему);
  • во-вторых, признание значения для дальнейшего развития федерализма правильной «топологии» объединения простого (субъектов Федерации) в сложное (федерацию);
  • в-третьих, подсистемы федеративного государства функционируют как разные «темпомиры», однако развитие федерализма подразумевает общий темп развития регионов, хотя его интенсивность может быть разной;
  • в-четвертых, возможность (при правильной топологии структуры Федерации) значительной экономии материальных и духовных затрат и ускорения эволюции федеративной государственности.

Будучи междисциплинарной по своему характеру, синергетика позволяет выработать новые подходы к обучению и образованию, эффективному информационному обеспечению различных процессов. Конституционно-правовая наука посредством дозированного внедрения в нее элементов синергетики обогащается принципиально новыми методами исследования.

Методология синергетики, основанная на научных принципах коэволюции сложных структур, может лечь в основу проектирования различных путей развития федерализма. Синергетика непосредственно описывает ту область знания, которая получила название «управление развитием» и которая в условиях современного федеративного строительства приобретает особое звучание. [24]

Синергетика федерализма — это не просто очередная оригинальная концепция полицентрической организации власти, а насущная потребность интенсивно развивающихся теории и практики государственного строительства.

Синергетика, по нашему убеждению, обогащает теорию федерализма новыми методологическими приемами, новым пониманием эволюции федеративных систем. Федеративное государство представляет собой наглядный пример «работы» основных принципов синергетики.

Насколько плодотворным окажется этот трансдисциплинарный синтез, покажут будущие научные, а вероятно, и практические разработки данного направления.


[1] Подробнее об этом см.: Князева Е.Н., Курдюмов СП. Принципы коэволюции сложных систем и социальное управление // Синергетика и социальное управление. М, 1998. С. 8.

[2] См.: Аршинов В.И. Синергетика как феномен постнеклассической науки. М., 1999. С. 93-94.

[3] Так, хаос перестал быть синонимом отсутствия порядка и обрел структуру, подобно тому, как перестал быть синони­мом «ничего» физический вакуум (см.: Аршинов В.И., Клнмонтович ЮЛ., Сачков Ю.В. Естествознание и разви­тие: диалог с прошлым, настоящим и будущим // В кн.: Пригожий И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диа­лог человека с природой / Пер. с англ.; общ. ред. В.И. Ар-шинова, Ю.Л. Климонтовича и Ю.В. Сачкова. М., 1986. С. 406,407).

[4] См.: Князева Е.Н., Курдюмов СП. Указ. соч. С. 8

[5] См.: Аршинов В.И. Указ. соч. С. 4

[6] См.: Данилов Ю.А., Кадомцев Б.Б. Что такое синергетика? // Нелинейные волны и самоорганизация. М., 1983.

[7] Подробнее об этом см.: Тоффлер Э. Наука и изменение //В кн.: Пригожий И., Стенгерс И. Указ. соч. С. 17.

[8] См.: Тоффлер Э. Указ. соч. С. 18.

[9] Там же. С. 20.

[10] Пригожим И., Стенгерс И. Указ. соч. С. 54—56.

[11] Там же. С. 172.

[12] Там же. С. 71.

[13] См.: там же. С. 203-204, 235, 327.

[14] Там же. С. 389.

[15] См.: Аршинбв В.И. Указ. соч. С. 101,163.

[16] См.: там же. С. 105,107,139.

[17] См.: там же. С. 163.

[18] Подробнее о методологических подходах синергетики см.: Князева Е.Н., Курдюмов СП. Указ. соч. С. 8-18.

[19] См.: Пригожий И., Стенгерс И. Указ. соч. С. 182,209,222.

[20] Там же. С. 204.

[21] Здесь уместны аналогии с цивилизационными циклами Н.Д. Кондратьева, этногенетическими ритмами Л.Н. Гуми­лева.

[22] См.: там же. С. 258.

[23] Там же. С. 248-258.

[24] См.: Синергетика и социальное управление. М., 1998. С. 8-18.