ВОЕННЫЕ УГРОЗЫ И ВЫЗОВЫ В XXI ВЕКЕ
М.Ф. Гацко - заместитель начальника 4-го ЦНИИ Минобороны России, кандидат философских наук,
профессор Академии военных наук

Материалы Международного форума «Проекты будущего: междисциплинарный подход» 16-19 октября 2006, г. Звенигород


Несмотря на определенные позитивные изменения, такие, как окончание «холодной войны», улучшение отношений между Россией и США, достигнутые подвижки в процессе разоружения, мир не стал более стабильным и безопасным. На смену прежнему идеологическому противоборству пришло геополитическое соперничество новых центров силы, противостояние этносов, религий и цивилизаций. Усиливается тенденция разрешения противоречий с применением военной силы, что приводит к дестабилизации обстановки в мире.
Несмотря на то, что в настоящее время непосредственная опасность широкомасштабной войны отодвинута, Российская Федерация по-прежнему сталкивается с множеством негативных процессов, которые представляют собой внешние угрозы её военной безопасности. Рассмотрим их развитие по основным геостратегическим направлениям.
На Западе (Европа и США) основная потенциальная военная угроза для России продолжает исходить от США и блока НАТО.
Современная военно-политическая обстановка на Западе характеризуется усилением претензий США на роль мирового лидера, а также тенденций политической, экономической, а также военной интеграции западноевропейских стран, конечная цель которой – проведение единой внешней политики, включая сферы безопасности и обороны, которая по ряду направлений не совпадает с интересами военной безопасности России.
Несмотря на улучшение отношений между США и Россией, американское военно-политическое руководство в качестве основного потенциального противника по-прежнему рассматривает Россию. США, как ведущая страна НАТО, основные усилия направляет на то, чтобы не допустить восстановления Россией статуса сильной державы и формирования под её руководством новой коалиции государств. Приоритетным во внешней политике США по-прежнему остается силовой подход к решению всего комплекса международных проблем. В этих целях открыто используется потенциал самой мощной в мире военной структуры – вооружённых сил США. По экспертным оценкам сегодня вооружённые силы США насчитывают около 1 млн. 400 тыс. профессиональных военнослужащих (контрактников). Кроме того, в военную организацию США входит организованный резерв, состоящий из национальной гвардии и резерва 1-й очереди – всего 1 млн. 230 тыс. человек. Американские вооруженные силы оснащены самой современной техникой, их личный состав имеет высокую профессиональную подготовку и значительный опыт участия в боевых действиях .
Военный бюджет США в 2007 году превысил половину триллиона (506,3 млрд.) долларов, что в 25 раз превышает расходы на национальную оборону Российской Федерации. Суммарный бюджет Министерства обороны США, практически составляет такую же сумму, которую тратят все остальные страны мира, вместе взятые, на содержание своих армий.
Особую опасность для России в настоящее время представляет расширение НАТО путём включения в него государств Восточной Европы и Балтийских стран, а также планы по вовлечению в состав альянса Украины, Грузии и других государств СНГ.
С присоединением в 1999 году к НАТО Польши, Венгрии и Чехии военная группировка альянса получила возможность продвинуться на Восток на 650–750 км. и на 500 км. на Юг. Характерно, что за рекрутированием в альянс Чехии, Польши и Венгрии, почти сразу же последовала военная операция НАТО против Югославии. Вместо мира и спокойствия новые члены НАТО, в первую очередь – венгры, получили войну у своих границ.
26 марта 2003 года в Брюсселе был подписан протокол о вступлении в Североатлантический альянс «семёрки»: Эстонии, Латвии, Литвы, Болгарии, Румынии, Словакии и Словении. В 2004 году эти страны стали полноправными членами блока НАТО. За счёт присоединения к альянсу Эстонии, Литвы и Латвии военная группировка НАТО продвинулась на восток ещё на 300–500 км. Теперь рубежи соприкосновения Вооружённых Сил Российской Федерации с вероятным противником на Западе проходят уже по границе Ленинградской и Псковской областей, а расположенная в Калининградской области российская 11-я Гвардейская армия оказалась полностью блокированной. Вступление указанной «семерки» прибавило НАТО почти 200 тысяч военнослужащих.
В результате расширения, объединённые вооружённые силы государств блока НАТО насчитывают в Европе 25 армейских корпусов, 105 отдельных бригад, 43 дивизии, 17 тысяч танков, 6300 боевых самолётов, 700 боевых кораблей. Фактически в настоящее время российский военный потенциал в Европе уступает НАТО по количеству наземных вооружений в четыре раза и в два раза по авиации.
С принятием стран Балтии в состав НАТО указанный блок получил в своё распоряжение около 290 аэродромов, на которых можно сосредоточить до 3500 боевых самолётов. Подлетное время военных самолетов с аэродромов Прибалтики (Шауляй, Рига, Таллин и др.) до государственной границы Российской Федерации составляет практически несколько минут. Использование этих аэродромов позволит всей тактической авиации НАТО наносить ракетно-бомбовые удары вплоть до Волги. Оставшаяся от Советской Армии прибалтийская военная инфраструктура (аэродромы, порты, склады, казармы и т. д.) позволяет НАТО при необходимости в недельный срок развернуть на прибалтийском плацдарме 280-тысячную мобильную военную группировку. При этом зона возможностей авиационных ударов ВВС альянса расширится до Урала. В настоящее время в Латвии, Литве и Эстонии действуют достаточно мощные радиолокационные станции, позволяющие «просматривать» территорию России на глубину до 600 километров. В сё это объективно представляет опасность для интересов военной безопасности Российской Федерации.
В последние годы руководство НАТО активно прорабатывает вопрос о включении в состав альянса Украины. Отношения НАТО с Украиной начали развиваться ещё в 1991 году, когда она обрела суверенитет и стала членом Совета североатлантического сотрудничества. В 1994 году Украина присоединилась к программе «Партнёрство ради мира», а в 1997 году была подписана «Хартия об особом партнёрстве между НАТО и Украиной». Украина все активнее готовится к переходу на стандарты НАТО во многих сферах военного строительства и обеспечения, занимается переподготовкой своих военнослужащих. В Украине действует совместная рабочая группа НАТО-Украина по военной реформе, украинские военнослужащие принимают участие в учениях, проводимых НАТО. 17 марта 2004 года Верховная Рада (парламент) Украины приняла решение о возможности предоставления войскам НАТО права быстрого доступа на территорию Украины и транзита, если это необходимо для реализации общей политики альянса. В марте 2006 года президент Украины В. Ющенко подписал указ «О создании межведомственной комиссии по подготовке к вступлению страны в НАТО». Официально заявлено, что Украина намерена вступить в НАТО в 2008 году .
Для Российской Федерации вовлечение Украины в блок НАТО было бы сильнейшим ударом. Ведь Украина входила в состав России с XVII века, русские и малороссы совместно обеспечивали военную безопасность державы. В Украине проживают миллионы русских, а также тех, кто считает русский язык родным (почти половина Украины). Современное российское общественное мнение не может представить Украину членом блока НАТО, репутация которого для большинства россиян носит негативный характер. Представляется, что в сложившихся условиях Российская Федерация должна использовать все имеющиеся возможности по предотвращению вовлечения братского народа Украины в русло явно антироссийской политики блока НАТО. В противном случае интересам нашей военной безопасности будет причинён существенный ущерб.
Сегодня численность воинских формирований только европейских государств – членов НАТО, без учёта американских военнослужащих, составляет 1,4 миллиона военнослужащих и 1 миллион резервистов .
В результате расширения НАТО, совокупный военный потенциал альянса по обычным, в том числе тяжёлым, вооружениям значительно вырос. Увеличение произошло не столько за счёт вооружений вступивших в альянс прибалтийских государств, сколько за счёт того, что на территории государств Балтии для НАТО появилась возможность развертывать дополнительные вооружения, развивать инфраструктуру обычных вооружений. Следовательно, расширение НАТО явно нарушает баланс, который сложился в ходе и во время действия Договора об обычных вооружённых силах в Европе.

Рисунок 1. Мировое пространство НАТО

В настоящее время в состав НАТО входит уже двадцать шесть государств. В перспективе руководство НАТО планирует включение в блок сорока шести европейских государств (без России).
На состоявшемся в ноябре 2006 года Рижском саммите НАТО была одобрена концепция «глобального партнерства» предусматривающая вовлечение в будущие операции блока НАТО Швеции и Финляндии, а также Японии, Австралии и Южной Кореи. Руководство НАТО предложило Сербии, Боснии и Черногории начать процедуру вступления в альянс по программе «Партнерство ради мира», а Албании, Хорватии и Македонии было обещано приглашение на вступление в альянс в 2008 году.
Расширение блока НАТО и его приближение к границам России не может не угрожать её безопасности. По экспертным оценкам, теперь Североатлантический военный блок способен воздействовать на стратегически значимую для России глубину, тактическая авиация США, действуя с передовых аэродромов альянса, может доставать до Москвы, Тулы, Курска, других городов Центрально-Европейской части России. Таким образом, следует признать, что стратегического барьера между Россией и НАТО больше нет .
Сложной международно-правовой проблемой, обострившейся в связи со вступлением в НАТО прибалтийских государств, сегодня является проблема ограничения обычных вооружённых сил в Европе и связанный с этим вопрос ратификации Договора об обычных вооружённых силах в Европе.
Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) был подписан 19 ноября 1990 года главами европейских государств, а также США и Канады. Указанный договор был призван сделать практически невозможным проведение широкомасштабных наступательных операций в зоне действия договора, т. е. в европейском регионе от Атлантики до Урала. Также ДОВСЕ предусматривал жёсткие ограничения на тяжёлые вооружения по следующим пяти категориям: 1) боевые танки, 2) бронемашины, 3) артиллерийские системы калибром свыше 100 миллиметров, 4) боевые самолёты, 5) ударные вертолёты .
Однако ликвидация Организации Варшавского договора (ОВД) и прекращение существования Советского Союза привели к тому, что вопрос ограничения потенциалов двух группировок перестал действовать. В этой связи тридцатью главами государств и правительств НАТО и Российской Федерации 19 ноября 1999 года в Стамбуле было подписано Соглашение об адаптации ДОВСЕ к современным условиям .
Суть адаптации договора состоит в том, что меняется сам принцип ограничения вооружения. Вместо зональных нарезок для обычных вооружений предполагается введение сетки национально-территориальных уровней для вооружений. В соответствии с замыслом по адаптации договора, каждое государство должно ограничивать свои вооружения национальным уровнем, который включает национальное вооружение и вооружения, которые могут развертываться на этой территории иностранными государствами.
Однако до настоящего времени адаптированный Договор так и не вступил в силу, поскольку государства – члены НАТО искусственно затягивают ратификацию ДОВСЕ под предлогом невыполнения Российской Федерацией своих обязательств, которые касаются сроков и условий пребывания её военных баз на территории Грузии, а также вывода российских войск с территории Республики Молдова.
По адаптированному ДОВСЕ Эстония, Латвия и Литва могут получить квоты по 500-600 танков, 800 бронетранспортеров и по 100-200 самолетов. Учитывая их собственные возможности, трудно предположить, что государства Балтии используют эти квоты. Однако они вполне легально могут передать их другим странам НАТО, скажем, США. Так же, как передали сейчас свое воздушное пространство для патрулирования боевым самолетам ВВС Бельгии, Дании и Великобритании.
После террористических атак 11 сентября 2001 года США вышли из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договора по ПРО) от 1972 года, который запрещал системы оружия, способные уничтожать стратегические ракеты с ядерными боеголовками, основываясь на том, что если все одинаково беззащитны перед ядерным оружием, то никто не осмелится его применить .
Теперь США создают Программу национальной противоракетной обороны (НПРО), которая предусматривает разработку и производство систем и вооружений, которые позволят гарантированно уничтожать атакующие США межконтинентальные баллистические ракеты и боеголовки противника на любом участке траектории их полёта. Тем самым США намерены прикрыть свою территорию от возможного ракетного удара.
При этом военные объекты НПРО Пентагон планирует разместить и Европе. На территории Великобритании уже имеется радиолокационная станция раннего предупреждения в Филингдейсе, входящая в систему НПРО США. На её модернизацию Пентагон выделил 450 миллионов фунтов стерлингов. Кроме того, по сообщению британской газеты «Индепендент» от 17 октября 2004 г., британский премьер-министр дал согласие президенту США на размещение американских ракет-перехватчиков ПРО в Северном Йоркшире. В связи с этим российский МИД сделал официальное заявление. «Американская сторона заверяет нас в том, что создаваемая ПРО США вместе с её зарубежными базами не направлена против России. Однако мы до сих пор не получили ответ на наш вопрос, каким образом будет обеспечена и гарантирована такая «ненаправленность». Пока такого ответа нет, российская сторона не может не принимать во внимание возможную угрозу безопасности России», – говорится в указанном документе .
Элементы своей НПРО США пытаются разместить не только в Великобритании, но также в странах Восточной Европы. В Польше и Румынии США намерены разместить свои ракеты-перехватчики шахтного базирования, а в Чехии США планируют развернуть радиолокационную станцию раннего предупреждения. В таком случае американцы смогут перехватывать российские баллистические ракеты, запущенные с европейской территории России. Очевидно, что развёртывание американской системы НПРО представляет серьёзную угрозу интересам военной безопасности Российской Федерации.
Из числа государств СНГ в противовес России создаётся буферная организация - ГУАМ (это аббревиатура - Грузия, Украина, Азербайджан, Молдавия). Это объединение было образовании ещё в 97-м, однако до недавнего времени не имело чётко выраженных целей. В мае 2006 году на киевской встрече руководители стран ГУАМ подписали декларацию о реорганизации объединения в международную структуру под названием «Организация за демократию и развитие – ГУАМ». Также были подписаны также устав организации и коммюнике саммита. Из них следует, что основными задачами ГУАМ являются создание противовеса СНГ и обеспечение энергетического коридора от каспийских месторождений в Европу, минуя территорию России.
Руководство государств-членов ГУАМ не скрывает и своих военных амбиций. Так, 25 сентября 2006 года в Нью-Йорке состоялось заседание Совета глав МИД государств-членов ГУАМ, на котором обсуждалась возможность ввода в Абхазию и Южную Осетию гражданских и полицейских сил ГУАМ взамен российских миротворцев. Главы внешнеполитических ведомств Грузии, Украины, Азербайджана и Молдавии поручили национальным координаторам организации активизировать деятельность ГУАМ с целью подготовки подразделений миротворцев и гражданско-полицейских сил. Таким образом, фактически начато формирование воинского миротворческого контингента ГУАМ, призванного вытеснить российских миротворцев из «горячих точек» на пространстве СНГ. Указанные действия могут рассматриваться как заявка на создание буферного военно-политического блока антироссийской направленности.

Рисунок 2. ГУАМ – буферная организация на границах с Россией.

Таким образом, сегодня основная угроза с Запада заключается в создании на российских границах кордона из буферных государств, расширении блока НАТО и наращивании его боевой мощи в зоне жизненно важных национальных интересов России, а также в развёртывании США национальной противоракетной обороны (НПРО) на территории европейских государств.
На Востоке (Азиатско-Тихоокеанский регион) военно-политическая обстановка характеризуется усилением соперничества за лидерство в этом регионе между США, Японией и Китаем. Это связано, прежде всего, с возрастанием роли Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в мировом хозяйстве и сосредоточением здесь громадных людских ресурсов (более половины всего населения Земли). Геополитическая ситуация в АТР складывается в настоящее время не в пользу России, которая значительно ослабила здесь свои позиции. Это обусловлено беспрецедентным ростом экономической мощи Китая и его экономическим сближением с Японией, а также развитием военно-политического союза Японии и США, в то время как Россия не имеет достаточно сил и средств не только для упрочения своего влияния в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, но даже на освоение и развитие собственного Дальнего Востока и Приморья.
Япония, оставаясь союзником США, стремится повысить свой региональный и международный статус до уровня соответствия развитию её национальной экономики, науки и техники. Сегодня Япония активно претендует на роль лидера не только в Восточной и Юго-Восточной Азии, но и во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе. Япония активно наращивает свой военный потенциал. В 1990-е годы на программу строительства своих вооружённых сил она затратила около 200 миллиардов долларов, ежегодный прирост военного бюджета страны составляет 6–7%, по объёму военных ассигнований она занимает третье место в мире. В настоящее время японские силы самообороны насчитывают более 250 тысяч человек, 13 общевойсковых дивизий, около 1200 танков, свыше 400 боевых самолётов и около 150 боевых кораблей, при этом они располагают возможностью быстрого развертывания и способны решать оперативно-стратегические задачи за пределами своей территории как самостоятельно, так и в коалиции с союзниками. Япония в состоянии производить ядерное оружие, её учёные и инженеры уже овладели ядерными технологиями, имеются в стране и запасы плутония, достаточного для создания 20 атомных бомб.
Угрозы военной безопасности Российской Федерации также создаёт отсутствие российско-японского мирного договора, обусловленное наличием у Японии территориальных претензий к Российской Федерации (острова Малой Курильской гряды, Итуруп, Кунашир). Вместе с тем в ближайшей перспективе военно-политическое руководство Японии не намерено для разрешения имеющихся противоречий использовать военную силу против России.
Соединённые Штаты Америки, поддерживая своё военно-стратегическое превосходство в регионе, стремятся не допустить усиления российского влияния в АТР. Ввиду значительной удалённости территории США от азиатских стран АТР, Соединённые Штаты избрали в качестве оптимальной стратегию своего военного присутствия в регионе посредством создания множества военных баз и «хаотичного распределения» на них своей ядерной мощи и сил передового базирования. Только в Японии и Южной Корее США имеют 89 тысяч военнослужащих, свыше 270 боевых самолётов, 27 боевых кораблей из состава 7-го флота ВМС США. В Тихоокеанском бассейне главным дестабилизирующим фактором является явное превосходство (в два-три раза) военно-морских сил США и Японии над силами Тихоокеанского флота ВМС России.
Китайская Народная Республика (КНР) сегодня находится в стадии динамичного развития и фактически уже является ядерной державой с достаточно мощным военно-экономическим потенциалом и неограниченными людскими ресурсами. Военно-силовой потенциал КНР хоть и уступает российскому в стратегических вооружениях, но всё же достаточно внушителен. КНР обладает крупнейшими в мире вооружёнными силами, самыми многочисленными на планете сухопутными войсками, относительно современными ВМС и ВВС. С 1964 года Китай обладает и ядерным оружием. В китайском ядерном арсенале насчитывается 282 стратегических и 120 тактических ядерных боезарядов.
Сегодня для Китая складывается исключительно благоприятная геополитическая конъюнктура: центр мировой политики и экономики из Средиземноморья (Европы) и Атлантики (США) постепенно смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион, который в этом столетии может стать доминирующим, а китайцы получат возможность реализовать свои давние геополитические идеалы о мировом лидерстве «Серединной империи». Сегодня на китайской территории проживает уже более 1,2 млрд. человек, что составляет почти четверть населения планеты. Наличие малозаселенного края (Дальний Восток), российское население которого составляет всего 6 млн. человек, является благоприятным условием для решения Китаем своих исторически сложившихся демографических, территориальных и экономических проблем. Процесс заселения китайцами этих территорий уже в настоящее время является малоконтролируемым и приобретает массовый характер. Согласно экспертным оценкам, в Сибири и на Дальнем Востоке России сегодня проживает уже несколько миллионов китайцев. Принимая во внимание указанные обстоятельства, нельзя допустить возникновения конфликтных ситуаций в этом регионе.
Необходимо признать, что в настоящее время гарантом минимизации возможных военных угроз в Азиатско-Тихоокеанском регионе должно быть активное сотрудничество Российской Федерации и Китайской Народной Республики в рамках Шанхайского соглашения об укреплении доверия в военной области в районе границы, подписанного в 1996 году Российской Федерацией, Китаем, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном .
На базе «шанхайской пятёрки» 15 июня 2001 года было создано и региональное межгосударственное объединение – Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), членами которой стали все указанные государства, а также Узбекистан. Как отмечается в Декларации о создании ШОС, эта региональная организация создана с целью укрепления между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства, упрочения разностороннего взаимодействия в деле поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, совместного противодействия новым вызовам и угрозам .
Наряду с сотрудничеством в военной сфере и достижением взаимного согласия по вопросам границ одним из приоритетных направлений взаимодействия государств ШОС было выбрано совместное противодействие вызовам и угрозам безопасности государств-участников. В заявлении министров иностранных дел ШОС от 11 сентября 2002 г. государства – члены ШОС подчеркнули, что считают необходимым создать глобальную систему противодействия новым угрозам и вызовам, которая включала бы соответствующие многосторонние механизмы взаимодействия, в том числе по раннему предупреждению и предотвращению возникающих угроз, решительному и адекватному реагированию на их проявления. Правовым фундаментом совместной деятельности в борьбе с угрозами национальной безопасности стало подписание государствами – членами ШОС Шанхайской Конвенции борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом .
Таким образом, анализ сложившегося положения России на востоке свидетельствует, что в неблагоприятных внутренних и внешних условиях наша страна может трансформироваться из активного субъекта мировой политики в Азиатско-Тихоокеанском регионе в пассивный объект угроз внешнеэкономической и демографической экспансии, территориальных притязаний и военно-политического давления со стороны Японии и США, а также возможно и Китая. В этой связи дальнейшее развитие сотрудничества государств – членов ШОС должно стать сдерживающим фактором для установления американо-японской гегемонии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
На Юге военно-политическая обстановка остается сложной. Сегодня у южных рубежей России сохраняется военно-политическая напряжённость, именно здесь происходят наиболее опасные этноконфессиональные вооружённые конфликты, прямо затрагивающие интересы Российской Федерации. Именно с юга исходит угроза распространения терроризма и исламского фундаментализма на территорию Российской Федерации.
Возможные угрозы с Юга формируются в двух регионах: на Кавказе и в Центральной Азии. В настоящее время Кавказ является одним из трёх самых напряжённых в этнополитическом плане регионов Евразии (два других – Балканы и Центральная Азия).
Сегодня Кавказ разделён государственной границей России на российский Северный Кавказ и зарубежное Закавказье. На Северном Кавказе явную угрозу военной безопасности России представляют действия остатков незаконных вооружённых формирований и отрядов террористов в Чеченской Республике, Ингушетии, Дагестане и Северной Осетии.
В Закавказье интересы военной безопасности России затрагивают стремления нынешнего военно-политического руководства Грузии установить контроль над Абхазией и Южной Осетией, осуществляющих независимую от Тбилиси политику и явно тяготеющих к Российской Федерации. Силовому захвату указанных регионов мешают российские миротворцы, находящиеся здесь по мандату СНГ.

Рисунок 3. Зоны нестабильности на Юге

Проводя откровенно антироссийскую политику, грузинское руководство в жёстких формах добивается выдавливания российских военнослужащих из Грузии. В этих целях используются явно провокационные методы, в том числе аресты и избиения российских военнослужащих. Следует признать, что вывод российских войск из Грузии фактически предрешён. С российской военной базы в Ахалкалаки уже вывезена вся боевая техника, а из Батуми – большая её часть.
Руководство Грузии форсирует вступление страны в блок НАТО. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер уже официально предложил грузинскому руководству перейти к программе «интенсивного диалога», что фактически означает режим ускоренного приёма Грузии в Североатлантический альянс. В этой связи президент Грузии М. Саакашвили заявил, что его страна имеет реальный шанс в 2008 году стать полноправным членом НАТО.
Сегодня происходит активная милитаризация Грузии. Страны НАТО из числа недавно принятых в этот блок, активно довооружают Грузию. Так, Литва официально передала Грузии «избыточное» вооружение (стрелковое оружие и боеприпасы), которые ранее получила из Польши. Кроме того, отдельные государства Восточной Европы неофициальным порядком передают Грузии технику и вооружения, которые им поставлял СССР с сертификатом конечного пользователя, что является явным нарушением общепринятых правил торговли оружием.
Грузинское руководство не жалеет сил и средств на строительство национальных вооружённых сил, численность которых составляет порядка 25 тыс. военнослужащих. Всего же силовые структуры Грузии насчитывают 30 тыс. военнослужащих. Только в 2006 году военный бюджет Грузии увеличился в пять раз .
В Грузии активно ведётся строительство новых военных баз, отвечающих требованиям стандартов НАТО. Одна из таких баз на 3 тыс. военнослужащих строится в Западной Грузии, в городе Сенаки, что в 55 километрах от Гальского района Абхазии. Другая новая военная база строится в городе Гори, что в 30 километрах от границы с Южной Осетией. Таким образом, направления и цели военных приготовлений Грузии являются очевидными.
Если Грузия решится на разрешение грузино-абхазских и грузино-осетинских противоречий с применением военной силы, то перед Россией возникнет необходимость защиты своих граждан, проживающихся в Абхазии и Южной Осетии, а они составляют большинство населения этих республик. В случае вступления Грузии в НАТО, существует опасность вовлечения в закавказские конфликты и сил Североатлантического альянса.
Таким образом, в настоящее время существует явная угроза развязывания Грузией военных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии, что может повлечь глубокую вовлечённость в конфликтную ситуацию Российской Федерации, а также государств НАТО.
Сегодня также нельзя не учитывать и имеющиеся этноконфессиональные противоречия между Арменией и Азербайджаном, которые в прошлом разрешались посредством военного насилия. Снижение роли России в указанном регионе связано с потерей нами стратегического пространства на прикаспийском направлении. Принимая во внимание возможность вовлечения Азербайджана в процесс расширения НАТО на восток, Россия может встать перед фактом формирования стратегического коридора для прямого выхода стран Запада в район Каспийского моря и далее в Центральную Азию.
В этой связи требуется проведение Россией рациональной внешней политики в Закавказье, основанной на всестороннем расширении сотрудничества со всеми странами региона. Также представляется необходимым приоритетное развитие группировки российских войск на Юго-Западном стратегическом направлении.
Этнополитическая напряжённость на Кавказе привлекает внимание Турции, которая претендует на роль региональной державы на всём геополитическом пространстве в треугольнике между Средиземным, Чёрным и Каспийским морями. Исключительно выгодное геополитическое расположение Турции (на стыке основных существующих и проектируемых транспортных артерий) даёт ей определённые возможности давления на экспортёров и импортёров энергоресурсов, в том числе и на Россию. Турция открыто поддерживает мусульманские движения в Закавказье и на Северном Кавказе, наращивает своё военное присутствие у границ Кавказского региона, стремится к превращению Чёрного моря в сферу своего влияния.
В Центральноазиатском регионе возможные военные угрозы России исходят от попыток ряда исламских государств (Ирана, Пакистана и др.) распространить исламский фундаментализм на территорию центральноазиатских стран Содружества независимых государств, отстранив их от интеграции с Россией, утвердить здесь свое влияние.
Из Центральноазиатского региона также сегодня исходит реальная угроза распространения наркотиков. Они в значительных объёмах производятся в Афганистане, а затем через Центральную Азию расползаются по всему миру, в том числе и на территорию России. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, Афганистан является крупнейшим мировым производителем и экспортером опиума. Начиная с 1992 года, российские пограничники изъяли уже свыше 29 тонн наркотических средств и предотвратили более полутора тысяч попыток вооружённых прорывов через границу. В этой связи одной из основных задач 4-й военной базы российских войск в Таджикистане (201-я мотострелковая дивизия) является прикрытие пограничных застав на таджикско-афганской границе .
Российскую Федерацию сегодня также не может не беспокоить проблема наращивания военного присутствия США и НАТО в государствах Центральной Азии. Под предлогом проведения антитеррористической операции в Афганистане были развёрнуты военно-воздушные базы государств НАТО в Киргизии, Узбекистане и Таджикистане.
США и НАТО вовсе не собираются покидать этот стратегически важный регион и продолжают наращивать своё военное присутствие в Центральной Азии.
Военная группировка Международных сил содействия безопасности в Афганистане под руководством НАТО (ИСАФ) постоянно расширяется. Первоначально её численность составляла 6500 человек, затем была увеличена до 9000 военнослужащих. В соответствии с новым оперативным планом, вступившим в силу 4 мая 2006 года, численность военнослужащих ИСАФ увеличена до 18 500 человек. Кроме северных и западных территорий страны, присутствие ИСАФ теперь распространяется на шесть южных провинций. В операции ИСАФ принимают участие уже 37 стран.
В Киргизии на территории международного аэропорта «Манас» близ Бишкека развёрнута американская военная база «Ганси» на которой размещены военно-транспортные самолёты и самолёты-дозаправщики, а также другая военная техника. Американский воинский контингент в Киргизии насчитывает свыше тысячи американских военнослужащих. В перспективе на авиабазе «Ганси» планируется развернуть и истребительную авиацию (многоцелевые истребители F-15 и F-18). Возникает закономерный вопрос: поскольку скрывающиеся в горах остатки вооружённых отрядов афганской оппозиции не имеют авиации, то с какой целью и против какого противника предполагается здесь использовать истребительную авиацию?
В Узбекистане также развёрнута американская военная авиабаза «Ханабад» (Кашкадарьинская область на юго-западе республики), которая арендована США на срок не менее 20 лет. Здесь дислоцированы авиационная техника и более 1500 американских солдат. Кроме того, американскими ВВС используется вспомогательный аэродром в узбекском населённом пункте Кокайты. Также в узбекском городе Термез (приграничном с Афганистаном) развёрнута ещё одна военно-воздушная база, на которой находится немецкий воинский контингент.
На территории Таджикистана (в Душанбе) также находится военно-воздушная база НАТО. Здесь располагается французский воинский контингент численностью свыше 120 военнослужащих и дислоцируются военно-транспортные самолеты ВВС Франции.
Дальнейшее продвижение интересов США и НАТО в страны Центральной Азии связано не только с их стремлением контролировать нестабильный Афганистан и обеспечивать западному бизнесу доступ к топливно-энергетическим и иным ресурсам Центральной Азии. Совершенно очевидно, что военное присутствие США и НАТО вблизи южных границ России способствует снижению российского влияния в Центральной Азии, а также ослабляет и состояние военной безопасности Российской Федерации.
Рассмотрев ситуацию на юге, можно сделать вывод, что эскалация затяжных вооружённых конфликтов по периметру южных российских границ, глубокая вовлечённость России в большинство из них и распространение этноконфессиональных конфликтов на южные регионы нашего государства свидетельствуют о реальности этих угрозы.
На Севере военно-политическая ситуация является более стабильной, опасность военной конфронтации в этом регионе в настоящее время минимальна. Вместе с тем и в этом регионе не исключена возможность возникновения угроз безопасности России. Это связано с расширением военного присутствия НАТО в Норвегии, а также с увеличивающимся вовлечением Швеции и Финляндии в реализацию программы Североатлантического альянса «Партнерство во имя мира».
Заметим, что все три северных соседа России (Норвегия, Финляндия и Щвеция) имеют сугубо оборонительные военные доктрины и сами по себе практически не представляют угрозы для российской безопасности. Однако Россию не могут не беспокоить попытки блока НАТО использовать эти государства в своих геостратегических планах, которые ущемляют национальные интересы России на Севере. Если Швеции и Финляндии, которые придерживаются политики нейтралитета, но всё же имеют достаточно мощные и современные армию и флот, в стратегии НАТО отводится роль буфера, прикрывающего государства блока на Северо-европейском театре военных действий, то Норвегия, являющаяся членом Североатлантического альянса, рассматривается в качестве передового плацдарма, который обеспечивает объединённым вооружённым силам НАТО благоприятные условия для заблаговременной подготовки и проведения широкомасштабных операций в северной Атлантике и Заполярье.
Так, Норвегия отказалась от односторонних ограничений по проведению военных учений с участием иностранных войск восточнее 24-го меридиана в области Финмарк. В результате под прикрытием мероприятий в рамках программы «Партнерство ради мира» в последние годы регулярно проводятся манёвры НАТО непосредственно у границы Российской Федерации.
Норвегия является форпостом НАТО на Севере, именно здесь дислоцируется Объединённый центр подготовки НАТО в Норвегии, созданный на базе бывшего субрегионального командования ОВС НАТО «Север», отвечавшего за боевые действия альянса в Северной Европе. Обоснованную обеспокоенность у России вызывает и развертывание на Шпицбергене станций слежения за космической обстановкой и перехвата информации с искусственных спутников Земли, а также оперативное использование перемещённой из США в норвежский поселок Варде многофункциональной РЛС, которая также может быть использована для обнаружения и разведки пусков российских баллистических ракет наземного и морского базирования.
Уникальность геостратегического положения Норвегии характеризуется наличием шхерного фарватера побережья, обеспечивающего скрытное и безопасное развертывание подводных лодок и боевых кораблей в непосредственной близости от границ России, что значительно обесценивает геостратегическую выгодность базирования на Кольском полуострове сил Северного флота России, включающего атомные подводные лодки.
Несмотря на заверения лидеров государств НАТО в своих дружественных отношениях с Россией, сегодня в водах Баренцева моря происходит усиление присутствия кораблей и подводных лодок ряда стран блока НАТО (США, Норвегии, Великобритании и Франции), участились факты нарушения ими территориальных вод России, в полтора раза возросла интенсивность иностранной разведывательной деятельности в этом регионе.
Официальное руководство Финляндии традиционно заявляет о намерении сохранить курс нейтралитета, однако в действиях финского руководства прослеживается четкая линия на развития сотрудничества с НАТО. Так, с 1992 года Финляндия является наблюдателем Совета Североатлантического сотрудничества (ССАС), в 1994 году она присоединилась к программе НАТО «Партнерство ради мира», а также стала членом Совета Евро-Атлантического партнерства (СЕАП). Полностью отказавшись от закупок вооружений советского и российского производства, Финляндия осуществила полный переход на вооружения стандарта НАТО. По экспертным оценкам, в настоящее время финские вооружённые силы по основным стандартам стали вполне совместимыми с вооружёнными силами государств НАТО. По заявлениям финского военного командования к 2008 году завершится подготовка финских военных подразделений, которые могут быть задействованы в совместных операциях НАТО.
Сегодня Россию не может не беспокоить неурегулированность территориальных проблем с Финляндией (вопрос о бывшей её части – Карелии) и с Норвегией (спор о границах между экономическими зонами в Баренцевом море). Ущемлением интересов России так же является стремление таких морских государств, как США, Норвегия, Япония и Канада, добиться превращения Северного морского пути из российской магистрали в международную, что негативно скажется на уровне российской безопасности в северном регионе Евразии.
В настоящее время, в связи с ограничением доступа России к Черному морю и Балтике, возрастает геостратегическая роль Севера – единственного в европейской части России открытого выхода в Атлантику. Таким образом, Север Европы представляет для Российской Федерации стратегически важную зону с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны.
Очевидно, что угроза прямой военной экспансии с севера в российские пределы сегодня является маловероятной, но в случае эскалации военно-политического противостояния России и государств Североатлантического альянса нельзя полностью исключать вероятность морской блокады России на севере и оказания на неё силового давления.
Завершая анализ возможных внешних угроз военной безопасности Российской Федерации, обратимся к выводам и оценкам, сделанным должностными лицами из числа военно-политического руководства Российской Федерации.
Начальник Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации генерал армии Ю.Н.Балуевский заявил, что в настоящее время имеется несовпадение интересов России и её партнеров по НАТО в вопросах обеспечения государственного суверенитета, территориальной целостности, стабильности общества и глобальной стабильности. Также он подтвердил вывод о том, что, несмотря на снижение вероятности угрозы прямой вооружённой агрессии против Российской Федерации (в виде войны), на отдельных направлениях активизируются потенциальные угрозы, как внешние, так и внутренние .
По прогнозным оценкам председателя Комитета по обороне Государственной Думы Российской Федерации генерал-полковника В.М.Заварзина, с учётом перспектив развития военно-политической обстановки в мире, а также направленности строительства вооружённых сил ведущих иностранных государств развязывание крупномасштабной военной агрессии против Российской Федерации в перспективе до 2015 года маловероятно. По его мнению, военная угроза такого масштаба носит гипотетический характер и возможна только вследствие эскалации локальных и региональных вооружённых конфликтов . Министр обороны Российской Федерации С.Б.Иванов также констатирует, что в настоящее время ни одна из существующих конфликтных ситуаций за пределами территории Российской Федерации не создаёт прямой военной угрозы её безопасности .
Таким образом, рассмотрев источники и характер внешних угроз военной безопасности Российской Федерации по основным геостратегическим направлениям, приходим к выводу, что в настоящее время крупномасштабная военная агрессия против России в традиционных её формах маловероятна. В ближайшей (до 5 лет) и в среднесрочной перспективе (5 ? 10 лет) вероятность нападения на Российскую Федерацию со стороны какой-либо крупной державы или коалиции государств также мала (при условии поддержания российского потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне).
Вместе с тем следует признать, что уже в настоящее время по периметру южных российских границ возрастает угроза вооружённых конфликтов и локальных войн, которые могут стать детонатором военных конфликтов более крупного масштаба, что затрагивает интересы безопасности Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА

Штейнберг М. Американская армия сегодня // Независимое военное обозрение. 6 августа 2004.
Лященко А. Годовщины и принципы НАТО // Красная звезда. 4 апреля 2006.
Иванов В. НАТО начинает переход в 21 век // Независимое военное обозрение. 22 октября 2004.
Мороз В. Что угрожает России? // Красная звезда. 13 июля 2005.
Договор об обычных вооружённых силах в Европе (Париж, 19 ноября 1990 г.). // Бюллетень международных договоров, 1993 г., № 2. С. 3.
Соглашение об адаптации договора об обычных вооружённых силах в Европе (Стамбул, 19 ноября 1999 г.). Ратифицировано Федеральным законом от 19 июля 2004 г. № 64-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 июля 2004 г., № 30, ст. 3082.
Договор между Союзом ССР и Соединёнными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны (Москва, 26 мая 1972 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключённых с иностранными государствами. М., 1974. Вып. XXVIII. С. 31–35.
Мясников В., Иванов В. Российские стратегические ракеты перехватят над Плесецком // Независимое военное обозрение. 22 октября 2004.
Соглашение между Российской Федерацией, Республикой Казахстан, Киргизской Республикой, Республикой Таджикистан и Китайской народной республикой об укреплении доверия в военной области в районе границы (Шанхай, 26 апреля 1996 г.). [Электронный ресурс] // http: // www.garant.ru.
Декларация о создании «Шанхайской организации сотрудничества» (Шанхай, 15 июня 2001 г.) // Дипломатический вестник. 2001. № 7.
Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.). // Московский журнал международного права. 2003. № 1.
Корбут А. Под крышей американских спонсоров // Военно-промышленный курьер. № 38 (154). 04 – 10 октября 2006.
Иванов С.Б. Вооружённые Силы России: состояние, перспективы развития и способность противостоять современным угрозам и вызовам. Выступление Министра обороны Российской Федерации на встрече с представителями военно-дипломатического корпуса 10 декабря 2004 года. // Красная звезда. 11 декабря 2004.
Лященко Г. Давайте работать вместе // Красная звезда. 17 декабря 2005.
Заварзин В.М. Векторы новых угроз // Российское военное обозрение. 10 июня 2004. № 6.
Иванов С.Б. Вооружённые Силы России и её геополитические приоритеты // Россия в глобальной политике. 2004. №